Dostizeniya  Ustremlenie Missiya  Mudrost  Vzaimootnosheniya  Sostoyanie  Zdorovie 




Венерин голос

Слабые женские руки привычно сжимают руль, хрупкие женские плечи привычно принимают на себя всякие жизненные задачи, которые так хочется с кем-то разделить. У кого же ей спрашивать разрешения быть женщиной? Бог весть… Но вопрос «Что делать?», как всегда, важнее вопроса «Кто виноват?»…

Все, что мы выиграли, усилив женщин, мы потеряли – ослабив мужчин. Я не знаю, за что там боролись феминистки, которые, по слухам, так и не победили, но мне все это не нужно. Люди, я же женщина! Только женщина. У меня узкие запястья, узкие щиколотки и большая разница между талией и бедрами, уж не говорю – грудью. Ее видно глазами, но на ощупь она еще вернее. Чего можно от меня требовать? За что меня нужно ругать?

Я хочу варить варенье. Талантливо чувствовать, уметь любить, быть тем мягким, во что можно спрятаться…

У меня все так, как придумала природа для женщин: где надо – узко, где надо – широко, где надо – впадинка, где надо – бугорок. Это для мужчины, это для детей. Я часть пазла. Все подогнано и смазано. Надо совпасть, и оно заработает. Только не требуйте от меня других функций! Смотрите, как красиво, когда я закалываю волосы наверх, а одна прядь выбивается... На мне духи пахнут лучше, чем они заду- мывались автором, на мне браслеты звенят, как обещание радости. И это обещание выполняется.

И не нужна мне зарплата такая же, как у мужчин, я вообще не хочу работать. Я хочу быть дома, и чтоб было время на пожарить мясо и на посмотреть в окно. У меня шелковые кожа, волосы и душа. Из этого который год не получается ничего железного. Все это только горит хорошо. Горит, но не закаляется. Не становится тверже. Потрещит, остынет, нарастет новое и снова жаждет не равных прав, а шелковых простыней.

Ну нет во мне таких материалов и веществ из которых можно ковать твердый характер и жизнь, полную свершений. Я не могу быть сама по себе. Я сделана для кого-то. Из ребра, ключицы, из копчика, плевать, не знаю! И чувствую себя так, будто во мне меньше костей, чем надо, чтобы твердо стоять, быстро ходить, высоко прыгать и махать ру ками: «Я! Я!». Я лучше сяду в кресло, накроюсь пледом. Или поцелую ребенка. Или обниму мужчину.

Чему там учили в Смольном? Языкам, танцам и варенье варить? Я хочу варить варенье. Иногда молчать, иногда говорить, иногда болтать. Зачем мне надо столько всего знать, чтобы жить?! Поче- му недостаточно талантливо чувствовать, уметь любить, быть тем мягким, во что можно спрятаться? Просто быть.

И не хочу я говорить ни себе ни другим: «Я справлюсь, я разберусь!» Я хочу впадать в панику, в обморок, отключаться, чтобы очнуться, и чтоб мне сказали: «Вам нельзя волноваться, вам нужно отдыхать...» Потому что мне и правда нужно отдыхать. И вообще, горизонтально мне комфортней. И не нужно мне продвижение, мне нужен новый лифчик на тоненьких кружевных бретельках. И чулки со швом.

Полина Санаева

Колесо Жизни №98 или №5 2016

...

Написать отзыв
Отзывы «Венерин голос»

Ваше имя *:

E-mail *:

Текст сообщения *: