Dostizeniya  Ustremlenie Missiya  Mudrost  Vzaimootnosheniya  Sostoyanie  Zdorovie 




Нужна проблема! Как превращать дефицит в ресурс

Люди говорят: «Хорошо, когда проблем нет!» А ведь проблема – это не только головная боль, но и вызов нашим возможностям, нашему жизненному креативу. Да, проблема может загонять в тупик. Но только наличие проблем позволяет нам по-настоящему развиваться. Однако для этого надо перестать бояться проблем, а научиться получать от взаимодействия с ними кайф. Кайф актуализации своего креативного ресурса. И ни с чем не сравнимое удовольствие победы над своими проблемами. Так что слава проблемам!

Только сразу договоримся: получать удовольствие от продуктивного взаимодействия со своими проблемами и невротически «залипать» на своих проблемах – это прямо противоположные вещи. Если проблема «плющит» меня – значит, она владеет мною. Именно потому я боюсь проблем, именно потому я от них сбегаю. Но если я освоил искусство продуктивного взаимодействия со своими проблемами, я начинаю относиться к ним, как любитель виндсерфинга относится к волнам – ведь это так классно, когда волны есть, и так ужасно, когда на море штиль. 

Это как заниматься любым экстремальным видом спорта. Вначале – страшно, и вы понимаете, что страх может вас сломать. Но вот еще одно усилие, еще… И вы побеждаете страх. И обретаете особую силу. Силу противостояния страху, который так часто побеждает в нас способность быть человеком, способность внутренней свободы. Поэтому для человека личностно ресурсного денеж- ный дефицит – это на определенном этапе условие «собирания себя». Условие кристаллизации деятель- ностных приоритетов. И потому когда у такого чело- века деньги, наконец, появляются, он использует их с максимальным КПД, и уж во всяком случае не попада- ет от них в наркотическую зависимость.

В этом и состоит суть дела: страх перед проблемой побеждает вас – или вы побеждаете свой страх перед проблемой. Во втором случае страх не уходит, но вы его приручаете. Вы становитесь сильнее своего страха. Вы становитесь сильнее своих проблем.

Нет, в результате жизнь проще не становится. Но становится все интереснее и интереснее. 

И когда я понимаю, что могу быть победителем при встрече с новыми проблемами, я перестаю их бояться, а начинаю искать места встречи с ними. Так настоящий экстремал ищет все новые и новые места, где он может проверить себя на адреналин и пережить это феерическое ощущение победителя над проблемами. 

Но то же самое возможно и с финансовыми проблемами, и с семейными. То есть любое проблемное поле, которое у нас возникает, можно рассматривать как ресурс активизации нашего адреналина. И тогда не будет всех этих ситуаций, когда я вечно ною, что мне чего-то не хватает – денег, славы, друзей, которые бы меня понимали, просто близких людей или веры в самого себя… Однако, чтобы это произошло, порою нужно дойти до какого-то края, заглянуть в бездну и… именно в этот момент обрести в самом себе ресурс. И научиться опи- раться не на чудо, не на провидение, а на что-то очень важное в самом себе.

Вопрос только в том, как научиться находить в себе эту силу становиться собой, отталкиваясь от наваливающихся на тебя проблем, и как раскопать в себе тот ресурс, о котором зачастую и не подозреваешь. 

 

ЛЮБОВЬ И ДЕНЬГИ

Типичная история: человек несчастно влюбляется. И есть два основных варианта развития событий. Один – это когда человек впадает в депрессию (вплоть до того, что накладывает на себя руки). А другой – когда активизирует в себе творческий ресурс, и тогда несчастная любовь станет для него мощным источником развития, источником трансформации своих возможностей и построения себя нового. 

Скажу о себе лично. Когда я оглядываюсь назад и задаю себе вопрос, что было для меня в моей жизни наиболее мощным фактором образовательного развития, то могу совершенно точно ответить – опыт «несчаст- ных любовей». Именно проходя через эти драматичные, экзистенциальные испытания, я обнаруживал себя нового и находил в себе ресурс становиться другим. И все эти ситуации становились для меня вовсе не губительными, хотя я переживал их невыносимо остро и драматично. Мне казалось, что они меня буквально раздавливают. Однако сегодня я невероятно благодарен тем женщинам, которые меня отвергали в моей юности. Без всех этих экстремальных психологиче- ских катаклизмов я бы, конечно, не стал сегодняшним собой. И это довольно яркий пример того, как дефицит может превращаться в ресурс. 

И то же самое – в разговоре о деньгах. Если у меня много, что называется, «дешевых» денег (таких, которые дешево мне достались, чудесным образом на меня свалились), то я оказываюсь в некоторой иждивенческой зависимости от них. Известно множество примеров, когда человек выигрывал в лотерею сумасшедшую сумму денег – и это становилось началом его жизненного краха. Потому что когда деньги, которые достались таким образом, совершенно не соотносимы с деятельностным ресурсом данного человека, он оказывается в некоей наркотической зависимости от них, и «легкие деньги» его, в конечном счете, личностно ломают.

Нет, в результате жизнь проще не становится. Но становится интереснее

И наоборот, когда у меня есть чувство собственного достоинства и во мне есть нечто, что я могу и хочу предъявить миру, в этом случае появление каких-то мощных источников финансирования моих идей будет для меня спасительным. И в этом смысле можно утверждать, что большие деньги проверяют человека «на вшивость». Проверяют, чего он на самом деле стоит.

Поэтому для человека личностно ресурсного денежный дефицит – это на определенном этапе условие «собирания себя». Условие кристаллизации деятельностных приоритетов. И потому когда у такого человека деньги, наконец, появляются, он использует их с максимальным КПД, и уж во всяком случае не попадает от них в наркотическую зависимость.

 

БЛАГИМИ НАМЕРЕНИЯМИ...

Между прочим, любая благотворительность тоже должна быть направлена прежде всего на поддержание продуктивной деятельности. А у нас очень часто благотворительные фонды работают на поддержание жалости. Но разве финансирование жалости является формой реальной помощи людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации? По-настоящему людям требуется, чтобы им реально помогли, а вовсе не чтобы их пожалели. Как помочь человеку выкарабкаться из той реально трудной жизненной ситуации, в которой он оказался? Главное – вернуть ему чувство собственного достоинства, помочь сформировать «психологический позвоночник», почувствовать себя личностно востребованным.

Возьмем детские дома. Если бы я строил стратегию качественного благотворительства, то я бы направлял деньги вовсе не на детей, а на работающих с детьми педагогов. На ту педагогическую деятельность, которая даст возможность сформировать у ребенка чувство собственного достоинства, то есть сформировать тот «психологический позвоночник», который позволит ребенку стать победителем в борьбе с дефицитами его жизни. Позволит научиться превращать дефициты в ресурсы. 

И это не только про детей из детских домов, это про любого человека, у которого нет собственного кристаллизованного содержания, про любого человека, который ждет, что ему кто-то чего-то должен дать. Это по своей сути ситуация иждивенчества. И благотворители очень часто занимаются тем, что поддерживают в человеке это самое иждивенчество. А это антипомощь. Потому что человек, у которого нет стержня, но которому достались деньги и жалость, обречен. Это хорошо понимал Макаренко. Это хорошо понимали все выдающиеся педагоги. А установка на иждивенчество – это самая большая беда всех постсоветских стран. Их «родовая травма», если угодно. И постоянное состояние зависти: «Вон тому повезло, ему ни за что достались деньги! Я тоже хочу, чтобы мне достались ни за что!». А что ты сделал уникального и важного, чтобы мир повернулся к тебе лицом и сделал в тебя финансовое вливание? Чем ты ценен этому миру? В каждом человеке таится его уникальная ценность, и если он эту ценность научается распознавать, если он научается ее предъявлять, тогда уже можно обсуждать вопрос, нужны этому человеку деньги или не нужны. Конкретный пример с Россией, которая оказалась в иждивенческой нефтяной ловушке. Бешеные нефтяные деньги, которые она заработала в нулевые годы за счет беспрецедентного скачка цен, были пущены на потребление, а не на инвестирование в развитие. И поэтому ее си- туация оказалась очень похожа на ситуацию ребенка из детского дома, которому наивные благотворители дали много денег и выпустили в мир. И это урок для любого фонда.

Деньги нужны проектам, у которых есть качественный потенциал развития. Деньги не должны бежать впереди паровоза. Деньги не должны быть «на всякий случай». Деньги должны быть под серьезные вещи. Если мы не тянем дело на тех ресурсах, которые у нас есть, то мы должны найти людей, которые скажут: «Это потрясающий проект! Я готов в него вкладывать еще и еще!». 

 

ПРОЯСНЕНИЕ СОЗНАНИЯ

Иногда необходимо дойти до какого-то дна, чтобы от него уже начать отталкиваться. Сейчас в Украине есть две области на востоке, где люди уже около полугода не могут получить зарплату или пенсию, где разрушена вся инфраструктура и проблема с деньгами очень большая. Там средства существования уже практически на нуле, если не закончились, и возникает закономерный вопрос: как это можно превратить в ресурс? Но такое превращение реально. Потому что это та ситуация, в которой, как ни странно и как ни страшно, у людей начинается прояснение сознания… Правда, это будет происходить очень медленно. И, к сожалению, далеко не у всех. Потому что слишком глубоко проник вирус иждивенчества у всех постсоветских людей. Ведь им так долго вбивали в подкорку эту самую позицию иждивенчества. 

Мне представляется, что исходный пафос у многих людей в этих двух областях был такой, что «есть кто-то, кто нам поможет и нас спасет». Это примерно как наивная мечта какой-то девушки. Она глубоко несчастлива, она ищет богатого жениха, который сделает ее счастливой. Но вот она его нашла, она вышла замуж, а… несчастности стало еще больше. Потому что вопрос заключается в следующем – а ты-то сама себя в существующих, несовершенных условиях можешь сделать счастливой? 

Конечно, люди не виноваты. Виновата история – страшная история ХХ века. История социализма – это история формирования в нас этого самого иждивенчества. И в каком-то смысле я могу сказать, что да, эти две области сейчас оказались на самом дне. Но именно в этой точке, есть надежда, может начаться активизация собственного ресурса. Когда человек, который еще вчера был абсолютно уверен, что кто-то должен его спасти – те или другие, начинает думать, что он сам может сделать с собственной жизнью.

Денежный дефицит – это на определенном этапе условие «собирания себя»

Да, ситуация, до которой доведены эти две области, абсолютно страшная, но как раз когда люди доходят до самого страшного, оказываются на самом дне, появляется шанс обретения себя. И у меня всегда есть надежда на человека и на человеческое в человеке. То есть на стержень неиждивенческого самостояния. Когда я перестаю перекладывать ответственность за случившееся на других, а начинаю думать о мере своей ответственности. И не только за свое прошлое, но и за свое будущее. На этом дне люди начинают собирать самих себя и строить самих себя. Григорий Померанец в своей книге воспоминаний «Записки гадкого утенка» очень хорошо и очень много писал об этом. Как в непереносимых условиях, когда все говорит о том, что дальше жить невозможно, человек находит невероятный ресурс, отталкивается от дна и становится самим собой. В лагерях, или на фронте, или в условиях гуманитарного идиотизма, который царил в советской «как бы» науке разных времен, оказывается, что падение вниз может стать точкой человеческой сборки. 

Но только не спрашивайте, как помочь этим людям. Вопрос не в этом. Вопрос в том, когда сам человек найдет в себе ресурс. Как ни драматично это звучит. И с этой точки зрения трагедия тех людей, которые до сих пор продолжают строить две эти грандиозные мифологемы ДНР и ЛНР, – именно в ожидании спасителя, который приходит извне. Собственно говоря, люди и были «разведены» на этих иждивенческих ожиданиях. Должен прийти кто-то, кто нас спасет! В общем-то, это ситуация, очень похожая на ситуацию детей из детского дома. Они находятся в точно такой же требовательной позиции. Мы несчастные – вы нам должны. Если вы начинаете на это вестись – ничего хорошего не будет, а будет то, что с этими детьми из детских домов происходит всегда, то есть они проваливаются в жизни. Если мы в самом деле хотим, чтобы они научились строить свою жизнь, они должны найти собственный ресурс. 

Я не знаю, какой будет судьба этих двух областей, но я понимаю, что в том аду, в котором они сегодня оказались, будет неизбежно происходить кристаллизация рефлексии и оглядывания назад, когда человек скажет сам себе в какой-то момент: «Господи, что я натворил? Что я наделал?». Как специалист по семейному консультированию могу сказать, что иногда семьи доходят до ситуации абсолютной невменяемости, когда из острой как бы любви муж готов убить жену в аффекте ревности (а как жить после этого детям, которые про- должают любить своих родителей?), и все летит в тартарары. Но история спасения таких семей заключается не в том, что надо этих людей гладить по голове, а в том, что надо искать их собственный ресурс, который позволит им стоять на собственных ногах. 

Психологическая основа драмы, произошедшей в России в 1917 году, или драмы, происходящей сейчас в Донецке и Луганске, в общем-то, одинаковая – это иждивенческая зависть к тем, кто живет лучше нас. А та история, которую я вам рассказываю про дефициты и выращиваемые ресурсы, – это как раз о том, как выйти из зависимости от собственной зависти. Зависть – это позиция маленького ребенка, который постоянно сравнивает, а почему у кого-то лучше, чем у него. Взрослый человек никогда не сравнивает себя с другими по параметрам зависти, не завидует олигарху или еще кому-то. В этом позиция взрослости: я отвечаю за свою жизнь и не перекладываю ответственность за нее ни на кого другого. 

 

НЕЗАВИСИМО ОТ ДЕНЕЖНЫХ ЗНАКОВ

Есть ли у человека собственные внутренние психологические опоры? Если нет, тогда он становится психологически зависимым от денег, от каких-то внешних условий жизни. Сделать так, чтобы человек жил в независимости от внешних факторов, – это, возможно, самая трудная психологическая задачка. Если он в принципе способен быть счастливым и внутренне успешным независимо от того, насколько внешний мир оценивает его в денежных знаках, тогда он абсолютно спокоен в эпохи любых экономических потрясений, он принадлежит не внешним обстоятельствам, а самому себе. 

Деньги могут быть особым родом наркотика, когда человек попадает в тягостную зависимость от того, сколько он может тратить на свою жизнь. И тогда совершенно невозможным оказывается перейти с некоторого как бы высокого уровня потребления на другой и начать жить в нищенской лачуге – это переживается как абсолютная катастрофа. А на самом деле это признак того, что человек фундаментально не уверен в себе. Оборотная сторона наркотической зависимости от финансового успеха – крайняя психологическая неустойчивость, неустойчивость внутренняя, и это в конечном счете загоняет человека в разные жизненные тупики. 

Очень многие люди работают не ради того, чтобы быть собой и получать от этого наслаждение, а только ради зарабатывания денег. Топ-менеджер крупной компании приходит домой и говорит: «Я обесточен, я всего себя отдал работе, меня не осталось, я выжат как лимон». И он мучительно пытается найти сферы расслабления, в которых он был бы самим собой, например начинает отчаянно пить в надежде на то, что в этом состоянии найдет свою какую-то истинную суть, расслабится. Но этого, увы, не происходит. Потому что человеческая самость обнаруживает себя не в наркотическом или алкогольном опьянении, а в особого рода деятельности, в которой человек встречается со своим глубинным «Я», со своей глубинной сущностью. Вот чего не хватает человеку по-настоящему. Вот то, тайным ожиданием чего он всю жизнь живет. Но, увы, так часто не умеет в себе открыть.

Очень часто благотворительные фонды работают на поддержание жалости

Можно ли овладеть искусством быть собой независимо от внешних обстоятельств? Да, но только нужно понимать, что это долгий путь – путь вслушивания в себя. Начинать можно с самых простых ситуаций, когда я оглядываюсь на прожитый день и задаю себе простой вопрос: вот в эти прожитые часы я нравился сам себе? Я был собой? Я могу сказать, что это был Я? Или это было подобие меня, фикция меня, имитация меня? Была игра по чужим правилам, в которой я участвовал, но в которой я сам себя не чувствовал? 

Присмотритесь к своему рабочему дню, к тому, что вы делали, и спросите себя: где я был хотя бы чуточку собой? А могу я вот эту «чуточку собой», вот эту принадлежность себе сделать побольше? Могу ли я в том, что делаю, получать чуть больше удовольствия от самого себя? И готов ли я ради денег жертвовать самим собой, своим «Я», чувством собственного достоинства или не готов? Вот выбор, вот фундаментальный выбор. Искушение дьявольское, и заключается оно именно в том, что если я чувство собственного достоинства меняю на звон монет, на достоинство внешнее, это уничтожительно по отношению к моему человеческому «Я». Очень часто человек прогибается под обстоятельства, оправдывая это грандиозными целями, но я не завидую людям, которые зарабатывают большие деньги и большую власть, но при этом утра- чивают себя. 

 

Александр Лобок, доктор психологических наук, практический психолог, профессор института психологии Уральского государственного педагогического университета

Колесо Жизни №85 или №1-2 2015

...

Написать отзыв
Отзывы «Нужна проблема! Как превращать дефицит в ресурс »
  • Супер информация! Заставляет очень многое переосмыслить! Благо-дарю!

    #111 Наталья 2016-10-27 22:13:42 0     ответить

    • Очень рады, что вам понравилась статья!

      #112 Колесо Жизни 2016-10-28 09:34:00 0     ответить


Ваше имя *:

E-mail *:

Текст сообщения *: