Свои мифы есть у каждого человека. Сквозь них мы смотрим на мир, они «зашиты» в нас, они прорастают сквозь все наши отношения. Мало кто задумывается об этом, но вот что говорит наш собеседник Александр Лобок: «Если вам хорошо, если вам комфортно, если вас не трясет от всяких американских или русских горок, по которым вас бросает жизнь, то живите и наслаждайтесь жизнью. А вот когда вы переживаете кризис, это всегда знак того, что какие-то ваши мифологические основания себя исчерпали, значит, пора начинать с ними работать». Хотите узнать, как?

Александр Лобок

Практический психолог, психотерапевт, специалист по семейному консультированию.

– Что такое миф в самом широком смысле?

– Миф – это то, что нас спасает. Миф – это то, что дает нам надежду. Миф – это то, что дает нам какую-то устойчивость в жизни, и с этой точки зрения совершенно не важно, насколько истинно или не истинно то, во что мы верим.

Вера – это фундамент. Я говорю о той мифологии, которую создает каждый человек, а человек создает мифологию с момента своего рождения. Самый простой и самый очевидный миф для любого ребенка: его мама – самая красивая, у него нет никаких сомнений в этом. И не приведи Господь, если это попробовать разрушить и сказать: «Посмотри, а вот у кого-то мама красивее».

Ребенок воспринимает и свою маму, как абсолютно красивую, и свою семью до некоторого возрастного момента, как лучшую, и это тоже абсолютно необходимый миф.

– Это некое убеждение?

– Не просто убеждение, а вера, которая позволяет жить. Если вы верите в свою любовь, это вам позволяет жить, если вы верите в свои силы, это вам позволяет жить. Трагедия, которая происходит, например, во многих детских домах, – это когда ребенку из семьи алкоголиков или наркоманов говорят:

«Твоя семья – это ниже канализации, забудь о них, теперь у тебя начинается новая жизнь». Это страшно, потому что у ребенка должна быть абсолютная вера в то, что у него классные родители. В это мы обязаны верить, даже если они алкоголики. Нам нужны эти фундаментальные опоры, которые только и позволяют нам жить.

Собственно говоря, человек на протяжении всей жизни только и пытается найти те некие условные опоры, которые позволяют ему жить, найти человека, в которого можно влюбиться наотмашь. Что значит влюбиться наотмашь? Сказать, что это лучший человек в мире? Объективно – нет, а субъективно – да.

Человек по сути своей субъективное существо. Не может быть единой истины на всех, мир как раз и хорош тем, что наполнен разными субъективностями. Именно потому он разноцветен, это мир, которым можно бесконечно путешествовать. А вот когда мы начинаем биться за истину, когда мы начинаем уверять других, что моя истина должна принадлежать всем, начинается война, которая разрушительна.

Миф – это ценность ровно до того момента, пока я не начинаю свой миф вдавливать в чужие мозги, навязывать его другим. Если я люблю прекрасную девушку и начинаю кому-то доказывать, что она самая лучшая, а его девушка ни на что не годится, это уже начало войны. То есть как только миф превращается в идеологию, он становится губительным. Это может быть религиозная идеология, политическая идеология, психологическая идеология.

Например, муж начинает навязывать жене свои ценности как абсолютные и изо всех сил доказывает, что ценности его жены ничего не стоят. А ведь когда встречаются мужчина и женщина из разных ценностных систем, когда между их мифологическими системами начинается диалог, когда они начинают друг в друга вслушиваться и понимать, что существуют эти разные ценностные системы, то это классно. Но как только я пытаюсь все ценностные системы подчинить себе, сказать, что моя мифология – вовсе не мифология, а правда, тогда начинается катастрофа.

Человеку нравится быть носителем истины, и вот он сам себя в этом уверяет. Это гордыня как минимум. Миф – это что-то такое не абсолютно истинное. В этом плане наука может быть насыщена мифами, которые могут быть и продуктивными, и деструктивными, особенно когда у мифа появляется сила, с помощью которой он начинает разрушать другие мифы.

– А разрушаются ли мифы, насколько это частое явление?

– У каждого человека идет психологический процесс формирования индивидуальной мифологии. Это все равно что индивидуальный запах человека, это его индивидуальная система ценностей. И она развивается и меняется только одним-единственным образом – когда человек становится философом собственного мифа, когда он начинает о своем мифе размышлять. Человек имеет право на философское осмысление собственной мифологии и ее развитие. А вот когда ему начинают какую-то мифологию навязывать как некую идеологию, его собственное мифологическое поле разрушается, он становится зомбированным «обладателем истины», и это страшная ситуация. У одного человека одна истина, у другого – другая, и эти истины начинают жестоко друг с другом воевать, потому что возникает жажда подчинить всех своей истине.

– Влияют ли мифы на историю, была бы история другой, будь у нас другие мифы? Смотрите, у каждого своя вера, своя истина...

– Стоп-стоп, я сказал, что у каждого своя мифология. Как только человек сказал слово «истина» – он попал в ловушку. Потому что «истина» – это попытка навязать свой миф другим.

Вы влюблены? Представьте, ваша мама смотрит на вашего избранника и говорит: «Да в нем же ничего нет, я не понимаю, что ты в нем нашла!» Она пытается объективистски, с позиции истины, опровергнуть вашу мифологическую потребность в любви. Для меня мифологическая потребность в любви всегда неизмеримо выше истины. То есть нельзя субъективную потребность уничтожать с помощью какого-то представления об истине.

Истина – это ловушка, истина – это вход в идеологию, это попытка всех подогнать под некое однозначное понимание устройства мира.

– Если говорить об устройстве мира, то очень давно люди думали, что земля стоит на трех черепахах...

– Можно сразу возразить? Думали по-разному. Это в школе говорят, что люди так думали. Упомянутое представление людей о том, что Земля стоит на трех черепахах, – это не буквальная конструкция мира, она гораздо более сложная. Это про что-то совершенно другое: в основании мира, фундаментальном основании мира есть черепаха, как некое принципиальное спокойствие, потому что фундаментальная особенность черепахи – это медленное спокойствие.

Мы нервничаем, дергаемся, куда-то бежим, строим какие-то замки, иллюзии, но в основании всего мира находится черепаха, он только за счет этого и держится. Вы понимаете, что я говорю не о том, что Земля натурально стоит на черепахе, а о чем-то существенном, о чем-то совершенно другом. И я готов говорить о том, насколько глубока мудрость тех людей, тех культур, которые создали такой образ некоего фундаментального спокойствия.

Это то, что близко разным мудрым восточным книгам: перемены происходят, но фундамент остается незыблемым. И это, если угодно, метафора самого мифа, потому что мы приобретаем новые знания, мы достигаем новых целей, а какой-то лежащий в основании нас миф остается незыблемым. Ваш психологический миф. Невероятно важно найти это ваше мифологическое основание вашей психологии – вашу внутреннюю черепаху.

Вот смотрите: существует такая распространенная психоаналитическая точка зрения, что для решения психологических проблем человека надо докопаться до его детских психологических травм, а потом эти травмы преодолеть. Я предлагаю совершенно другое – я предлагаю докопаться не до травм, а до этих черепах, на которых стоит мир каждого человека. У каждого человека есть своя глубинная черепаха, и в этом плане я настаиваю на том, что мир стоит на черепахе – это гениальная идея. И то, чем я сейчас занимаюсь, – это реабилитация мифа. Но Боже упаси, если я буду бороться за это как за истину – «Все, вносим во все учебники, что мир стоит на черепахе!».

Конечно же, мы с вами говорим о некоторой метафоре, и именно поэтому я говорю, что у всех есть своя черепаха – у меня, у вас. И это то, что дает базовую стабильность нашего существования при всех жизненных штормах, когда мы удерживаемся от срывов, когда мы почему-то выживаем в адски сложных ситуациях, когда находим в себе силы выходить из кризисов: нас спасает эта глубинная психологическая черепаха.

Миф – живая конструкция, в которой можно создавать какое-то собственное состояние смысла. Смысл – очень важное слово в мифе. Миф дает смысл: смысл жизни, смысл истории, и когда я создаю собственное поле смыслов, это дает мне импульс для движения. Например, это смысловое поле лежит в основе любой религии.

– Как оградить себя от влияния чужих навязываемых мифов?

– Для меня это некие стратегические образовательные системы. Развитие мышления. Я давно занимаюсь развитием альтернативного образования, смысл которого заключается в том, чтобы человек не был рабом того или иного знания, той или иной идеологии. Обратите внимание, что до сих пор

1 сентября – День знаний, а что такое знание? Знание – это инструмент манипуляции. Для меня школа завтрашнего дня начнется тогда, когда 1 сентября станет не Днем знаний, а Днем мышления, Днем личности, Днем суверенного права человека быть собой. Образование, по большому счету, – это когда человек становится собой. Что является корнем слова «образование»?

– Существуют ли конкретные правила и рекомендации, чтобы правильно сформировать свою мифологию?

– Честность. Важно научиться работать со своим мифом честно. И еще очень важно – внимание, я сейчас скажу очень странную вещь! – свой миф любить. Это может показаться странным, потому что очень распространена ситуация, когда человека бросили: девушка или парень ушли к другому, к другой. Что очень часто в этой ситуации делают люди? Начинают своего бывшего, бывшую изо всех сил костерить, ругать и обвинять. Парадокс в том, что вы начинаете таким образом расправляться со своим бывшим мифом, и он вам мстит.

Если вы называете человека, которого еще вчера любили, негодяем, тем самым вы унижаете свой собственный прошлый выбор и тем самым подрываете веру в самого себя. В том-то все и дело, что очень важно уметь выходить за границы своего мифа, продолжая его любить, но понимая его ограниченность.

Здесь требуется некоторая снисходительность. Вы уже видите ограниченность этой вашей встречи и понимаете, что вы ее переросли, что на самом деле ваш внутренний миф больше, чем тот человек, на котором вы «залипли», но это не значит, что все, что у вас с ним было, – плохо. Были полеты, были мгновения радости – это все должно в вас остаться. То есть надо уметь продолжать любить тот миф, за границы которого вы выходите.

И то же самое относится к развитию исторического, культурного мифа. «Раз» – единица. Соответственно, «образ» – это что такое? Это нечто, объятое нашем взглядом. Когда мы говорим «образование материков и океанов», что мы имеем в виду?

Вопросы задавала Юлия Паламарчук.

Полная версия интервью опубликована в журнале-тренинге «Колесо Жизни» 2014’6 (80).

КОММЕНТАРИИ : 0