Семья Ханенко уникальна тем, что посвятила свою жизнь искусству и развитию культуры нашего народа. Эта семейная пара не только собрала уникальную коллекцию предметов искусства, но и самоотверженно хранила ее в сложное время, чтобы подарить людям. Что же мы на самом деле знаем о них?

Когда я стояла у могилы Богдана и Варвары Ханенко, то думала не об их яркой жизни, насыщенной трудами и впечатлениями, не об их смерти в сложный период истории и даже не о заслугах этих людей перед искусством и обществом... Я думала о том, что на тихом подворье Выдубицкого монастыря в Киеве лежат рядом два человека – муж и жена, мужчина и женщина, которые прошли жизненный путь вместе, рука об руку, в любви и взаимном почтении. Их не разлучила даже смерть. На скромной плите надпись: «Тут поховані Б.І. та В.Н. Ханенко – благодійні фундатори зібрань Київського Музею Західного та Східного мистецтва».

Эта простая эпитафия не дает исчерпывающего описания деятельности семьи Ханенко и их роли в становлении украинского искусства и музейного дела, но она о главном – о проекте всей их жизни.

Сила рода

Один из лучших музеев Киева и Украины – Национальный художественный музей западного и восточного искусства имени Богдана Ивановича и Варвары Николовны Ханенко – правильнее было бы назвать «Музей Ханенко», как было завещано его создателями. Богдан и Варвара Ханенко не просто пожертвовали общественности свою частную коллекцию искусства. Они посвятили многие годы своей жизни созданию художественного музея, буквально построили его, наполнили уникальными экспонатами, внимательно отобрали и систематизировали лучшие образцы национального и мирового искусства, провели огромную научную работу и воплотили в жизнь идею публичного национального музея. Семья Ханенко отстояла право подарить свой Музей людям – своему народу, своему городу. Кто же они – таинственные благотворители, подарившие нам так много, но о ком мы знаем так незаслуженно мало?

Богдан и Варвара Ханенко

Варвара была старшей дочерью одного из самых богатых людей своего времени – известного сахарозаводчика и мецената Николы Терещенко. Правилом жизни семьи, которое ввел Артемий, дед Варвары, было жить не более чем на 20% дохода. Остальные 80% они вкладывали в развитие социальной сферы, медицины и образования – сначала в родном городе Глухове (Сумская область), позже – в Киеве. Семья дала Варваре отличное образование, воспитала в ней строгие моральные принципы, любовь к искусству и коллекционированию, обеспечила ее хорошим приданым и подарила ей поддержку близких на всю оставшуюся жизнь.

Богдан был на два года старше Варвары. Он представитель древнего казацкого рода с Северщины, его родословная восходит к Михаилу Ханенко – гетману Правобережной Украины. В отличие от Терещенко, дворянство которым было пожаловано царем Николаем ІІ за заслуги Николы Артемьевича, отца Варвары, Ханенко пользовались преимуществами дворянского сословия еще с XVIIвека.

Семейные ценности

Богдан и Варвара познакомились в 1874 году. Молодых людей привлекло друг к другу совпадение интересов. Богдан в то время служил в Петербурге, совмещая работу в суде с увлечением коллекционированием. Еще до знакомства с невестой Богдан успел собрать небольшую собственную коллекцию. Основу ее составляли работы русских передвижников – И. Репина, В. Перова, П. Брюллова, Р. Левицкого, а также В. Боровиковского, О. Кипренского и др. Он приобрел много работ голландских мастеров, которые были тогда дешевле, чем картины русских художников.

Меценатство и коллекционирование было общей страстью всех представителей семьи Терещенко. И Богдан, с его обширным знанием материала, пришелся ко двору. Объединение двух сильных родов создало семью, которая оставит в будущем богатое наследие для потомков.

Общее дело

Молодые супруги провели медовый месяц в Западной Европе, где были сделаны их первые совместные приобретения предметов искусства. Дома, в Санкт-Петербурге, а затем в Варшаве, куда Богдана перевели по службе, коллекция пополнялась, все больше вовлекая обоих Ханенко в искусствоведение.

семья Ханенко

Нам сложно сейчас оценить роль каждого из супругов в их общем деле. Традиционная модель семьи того времени способствует восприятию Варвары Николовны как женщины, поддерживающей во всем мужа и разделяющей его интересы, но все-таки ведомой, живущей жизнью супруга. Эту идею дополняет и деятельный, живой характер Богдана Ивановича. Он был управленцем и человеком сильной воли, легко вдохновлявшим людей на совместные проекты, умным и образованным, глубоко вникающим в суть и успевающим разобраться в десятках дел одновременно. Но все его достижения в разных сферах жизни нельзя рассматривать вне семьи, вне его содружества и сотворчества с женой.

Богдан Иванович часто болел, он страдал недугом легких и перенес операцию на горле. Варвара Николовна уделяла много внимания заботе о муже. Неизвестно, было ли нездоровье Богдана Ивановича причиной отсутствия у пары детей или дело было в чем-то другом. К сожалению, все архивы Ханенко – как личные, так и деловые – пропали, и сейчас сведения об их жизни восстанавливают, буквально, по крупицам. Но, так или иначе, Варваре не пришлось познать радости материнства. И это, очевидно, стало одним из факторов, повлиявших на ее роль в истории. Она реализовала свою женскую, материнскую сущность в любви к прекрасному и своем стремлении делиться с миром, отдавать.

Еще в молодости Варвара Ханенко показала себя не менее страстным коллекционером, чем муж. На свои собственные деньги она собрала значительную часть коллекции, приобретала иконы, предметы старины. Любовь к народному творчеству и родовая черта – склонность к благотворительности, проявлялись в течение всей ее жизни. Кроме того, Варвара Николовна создала в своей деревне Еленовке школу народных умельцев. Там юноши и девушки обучались ремеслам – ткачеству и столярному делу, работали по эскизам и под руководством выдающихся мастеров своего времени. Для того чтобы познакомить мир с украинскими талантами и показать душу нашего народа через предметы искусства (ткани, ковры), Варвара Ханенко открыла специальный магазин в Лондоне.

После переезда в Киев в 1881 году Богдан Иванович также сфокусировал свое внимание на национальных ценностях. Он увлекся археологией, организовывал и спонсировал раскопки по всей Украине, привлекал известных историков и археологов – В. Антоновича, Н. Беляшевского, В. Хвойку. По воспоминаниям Викентия Хвойки, чтобы ценности не попали в руки царской власти и не осели в российских музеях, Богдан Ханенко старался выкупить наиболее интересные артефакты.

Народный музей

Национальная идея не была для Богдана Ивановича пустым звуком, он предпринимал конкретные шаги для сохранения достояния своего народа.

На рубеже XIXи XXвеков его патриотизм проявился наиболее ярко. В 1896 году Ханенко возглавил Киевское Общество старины и искусств, добился разрешения царской власти на создание первого публичного музея в Киеве – его прямым потомком сегодня является Украинский национальный художественный музей. В 1904 году, в своей речи на открытии Первого музея, как было принято его называть, Богдан Ханенко выразил свое отношение к роли музейного дела: «Музей должен быть не только собранием образцов, но, как указывает само название музея, он должен быть жилищем муз, то есть должен одновременно быть и школою, и храмом, священным местом, куда должны стекаться все для изучения прекрасного и поклонения красоте, чтобы потом, в жизни, понимать и любить красоту».

Поначалу они не планировали делать свой музей полностью открытым. Но и прятать ценности от глаз публики было не в характере Ханенко. Дом семьи Ханенко стал центром изучения искусства и науки – например, в нем регулярно проводились занятия для учеников Художественного училища (Школы Мурашко в Киеве). Пригласительный на вход в музей можно было получить у хозяев.

Постепенно супругов все больше увлекала идея превращения своего музея в народный. Сначала Ханенко рассматривал возможность передачи своей коллекции в дар Первому музею (с достройкой отдельного крыла к его зданию). Однако в планы вмешалась война – наиболее ценные экспонаты приходилось несколько раз перевозить, а часть их была эвакуирована в Москву. Но к 1917 году, когда состояние здоровья Богдана Ивановича резко ухудшилось, его планы стали однозначными.

коллекция картин Ханенко

В своем завещании он просил жену передать все принадлежащие ему ценности и капиталы, вместе с домом и книгами (более 8000 томов), в дар городу Киеву для использования в качестве публичного музея. В мае 1917 года Богдана Ханенко не стало, и тяготы исполнения воли мужа в смутное революционное время достались его вдове. Варваре Николовне удалось вернуть всю коллекцию в Киев и сохранить ее в целости при сменявших друг друга режимах. Она не поддалась на уговоры немецких оккупационных властей вывезти коллекцию в Германию, где ей обещали полную сохранность всех экспонатов и создание авторского музея.

Эта уже пожилая женщина нашла в себе силы остаться в разрушенном и голодном Киеве, когда почти вся ее семья покинула страну. Она берегла свое достояние в одиночку, когда все сотрудники музея покинули его, и жила в одной неотапливаемой комнате. Она не просто не пожертвовала ни одной картиной, когда средства иссякли, но и активно готовила экспозицию для показа. Варвара Ханенко добилась от большевистского правительства исполнения завещания мужа, и летом 1919 года их музей – музей Ханенко, который не позволено было больше так называть, –открыл двери для публики. Она не переставала заботиться о музее и тогда, когда ее, старую и больную, выгнали из дома, и ей пришлось ютиться у служанки.

Все тот же неиссякаемый энтузиазм, глубокие знания и радость от того, что ими можно делиться, благородство и смирение человека, который служит высшей силе искусства, – такой представала Варвара Ханенко перед теми, кто видел ее в последние годы жизни (она умерла в 1922 году).

Было ли то, что она совершила, подвигом? Наверное, нет. Ведь подвиг – это что-то несвойственное человеку, заставляющее его преодолевать себя. А жизнь Варвары Ханенко – это следование своему пути до последнего вздоха и воплощение себя в любви.

Каким счастьем для супругов Ханенко была возможность отдать миру то, что они собрали и создали! Ведь только то, что ты отдал, твое навсегда. Как же радостно было разделить эту великую любовь с мужем, не сомневаться ни в едином шаге друг друга, быть вместе в служении тому, во что они верили, что было выше и сильнее их!

Читайте также: Флоренс, несущая свет

Богдан и Варвара не оставили детей. Но разве мы все – кто может, благодаря их стараниям, видеть сегодня шедевры мирового искусства в Киеве – не их потомки?! Хочется быть достойными дара этих великих людей и сохранить то, что они нам завещали, и память о них для наших детей и внуков.

Благодарим за помощь в подготовке материала Анну Рудык, заместителя генерального директора по образовательной работе и коммуникации Музея Ханенко.

Материал опубликован в  № 05 "Сила состояния" за 2018 журнала-тренинга "Колесо Жизни" 

 

КОММЕНТАРИИ : 0