В мае 2018 года вышла вторая книга Эльчина Сафарли на украинском языке – «Чекай удома, коли повернуся». Журнал «КЖ» не мог пропустить это событие, учитывая, что одна из тем года напрямую касается дома, семьи и рода. Мы встретились с популярным писателем из Стамбула, чтобы узнать о его отношении к дому и родителям, вечным ценностям в литературе и в жизни.

– Что для вас значит дом?

– Во всех своих многочисленных поездках я всегда скучаю по дому. Для меня важно ощущение «дома». Ведь дом – это не только стены, но и что-то большее: защита, уединение, близкие, возможность зарядиться, выдохнуть. И чем больше я езжу, тем ценнее для меня становится дом. Именно дома меня ждут любимые люди и вещи, например фотографии, книги, кухонная утварь. Особенно последнее, ведь вы знаете: я люблю готовить и считаю это одним из способов общения с миром.

– Вы бы хотели вернуться в родительский дом?

– Я не только хочу, но и делаю это. Родительский дом находится в 30 километрах от Баку, на полуострове Абшерон – там море, веранда, большие окна, оливковые деревья, кошки и собаки. Люблю туда приезжать. И не только я. Для всех членов нашей семьи этот дом имеет большое значение. Нам нравится посидеть вместе, вкусно поесть, поговорить и помолчать. Главное – вместе.

– Есть ли какая-то вещь из дома, которая всегда с вами?

– Да, это моя шапка. Я давно ее не ношу, но в любое время года вожу с собой. Она – мой талисман и напоминание о теплоте дома, родном воздухе.

– Как человеку найти свой дом?

– Общей схемы в поиске дома нет – у каждого свой путь. Кто-то находит его в 20 лет, а кто-то ищет до 50-ти. Обобщать нельзя.

Главное – это продолжать искать: разочаровываться и не верить в то, что найдешь, а после снова очень сильно верить и четко визуализировать свой дом. Причем визуализировать не только внешнюю картинку или интерьер, но и то, кто в нем будет жить. Будет ли кто-то жить вместе с вами или никого кроме вас в нем не будет – выбор только за вами. Самое важное – не переставать двигаться к своему дому. Не нужно ждать, что «прилетит волшебник» и подарит ключи от нового дома – эта легкая победа не принесет удовлетворения. Нужно выйти и начать поиски. И результат будет обязательно.

Когда я искал свой дом, я видел его в Стамбуле, в округе Мода, на конкретной улице. У меня еще денег не было на покупку, а я уже ходил и выбирал с риелторами. Сразу не получилось. Но через год я все-таки смог купить квартиру на той улице, где хотел жить. Причем купил квартиру в два раза больше и лучше, чем ожидал. Я убедился на собственном опыте, что визуализация работает.

Главное, чтобы поставленная цель не имела оттенка «урвать больше». Хорошо, если реализация цели раскроет в вас еще больше хорошего и полезного для мира. Тогда и вы будете получать удовольствие от достигнутого результата и наверняка испытаете счастье, а значит, духовно вырастете. Быть счастливым – это тоже рост. Хотя в славянской культуре считается, что счастье ничему не учит, – я с этим не согласен.

– Что самое важное, на ваш взгляд, должны передать родители детям?

– В первую очередь скажу, что ни родители, ни дети ничего не должны друг другу. Осознанное родительство, на мой взгляд, – это когда оно приходит от большой любви. А любовь – это понимание, забота, поддержка, опора. Все то, что необходимо каждому ребенку. Мы же знаем, что не родители воспитывают детей, а дети родителей. Я постоянно убеждаюсь в этом, наблюдая и анализируя разные семьи.

Самое важное – это любовь. Я сейчас говорю не об удовлетворении всех капризов и исполнении желаний. Я говорю о том, что ребенок должен знать, понимать и осознавать: что бы с ним ни случилось, какое бы решение он ни принял – дома его ждут, ему рады и всегда помогут. К сожалению, многие родители не дают (или не умеют дать) ребенку это знание. Поэтому в любой непростой или непонятной ситуации дети убегают из дома к друзьям, на улицу, ищут совета в социальных сетях.

Очень надеюсь, что я смогу переступить через свои представления о том, каким должен быть мой ребенок, не навязывать ему свои ожидания и понимать, что человек напротив меня – не только мой ребенок, а личность, которая проходит свои испытания в этом воплощении, в этой жизни.

И мое предназначение рядом с этой личностью – помогать и быть маяком.

Читайте также: Эльчин Сафарли – о любви, мечтах и благородстве

– Что для вас «настоящее»?

– Это момент, в котором я сейчас нахожусь. Я не верю, что есть люди, которые находятся всецело в настоящем. Мысли всегда бегают у человека – он уходит то в прошлое, то в будущее.

И это нормально, не нужно этому противостоять, потому что в такие моменты происходит анализ и сопоставление. Важно не застрять в прошлом или в будущем. Наведался, заглянул, быстро все посмотрел, разложил по полочкам, набросал маршрут – вернулся в настоящее и идешь дальше.

Важно, начиная новый путь в будущее, оттолкнуться именно от текущей точки, а не от самого будущего. У меня это получается, мне кажется. Я умею себя возвращать в настоящее, несмотря на то, что у меня, как и у большинства людей, есть травмы подросткового периода, которые остаются с нами на всю жизнь. Я чувствую помощь Вселенной. Особенно остро она ощущается, когда все рушится в жизни. Могу сказать, что я пришел к вере через логику.

– Вера возвращает вас в настоящее?

– Мне помогает вера в свое счастье. Я не верю ни в рай, ни в ад. Я считаю, что и рай, и ад – на земле, каждый день, каждую минуту, которую мы проживаем и во время которой делаем выбор. И только от нас зависит, что выбрать – темное или светлое. Именно эта вера помогает мне в жизни и в творчестве. Иногда я чувствую, что некая сила освещает путь, и начинаю видеть, ловить звучание, «ноты», которые можно переложить на бумагу в виде романа или музыкального произведения, а можно и воплотить в виде блюд, которые готовишь.

– Поговорим о будущем. Каким вы видите себя через 10 лет?

– Я не думаю о том, что произойдет в будущем. Я философски отношусь к своему делу и не привязываюсь к этому – просто делаю то, что приносит мне удовольствие. У меня нет каких-то планов по размеру своих гонораров – деньги сами приходят, когда мы стараемся, трудимся и любим то дело, которое совершаем. Я вообще не уверен, что буду писать книги через 10 лет. Может быть, я открою свой ресторан и «растворюсь» на кухне...

Каким я буду через 10 лет? Надеюсь, что я так же буду любить ту жизнь, которую проживаю, и себя в этой жизни. Я проживаю яркую, свободную, открытую, не всегда ровную, порой противоречивую, но любимую жизнь. И мне очень хочется сохранить эту любовь как можно на дольше.

Сейчас для меня самая актуальная тема – выстроить отношения с собственным телом. Я сейчас не о лишнем весе говорю, а в целом о теле.

– Психологи считают, что тело – это наши границы. Когда мы думаем о теле, мы подразумеваем личное пространство.

– Есть ли эти границы? Для меня их нет. Я против всяких границ, но общепринятые вынужден соблюдать, например, на паспортном контроле (смеется). В любом случае я стараюсь преодолевать все границы, быть открытым, и делаю это с любовью.

– Как вы думаете, что делает литературное произведение классикой?

– Великие произведения беседуют с читателем. Время идет, читатели меняются, изменяется язык для общения с ними... Но у произведений, ставших классикой, есть какая-то волшебная способность увлекать читателей совершенно разных времен. Это книги-собеседники, это энергия, которая напоминает человеку о вечном.

Они не подвластны времени. Например, книга Харпер Ли «Убить пересмешника». Я убежден, что она будет жить еще очень долго: в ней есть одновременно и свой язык, и единый язык времени. Такие книги рассказывают о вечном, о добре, о том, что любовь побеждает зло, а трудности надо принимать и преодолевать с мужеством. И еще они говорят о том, что жизнь бывает разной – жесткой, жестокой, мягкой и изысканной, и в этом ее особенность.

Беседовала Ирина Скрипак.

Интервью опубликовано в журнале-тренинге «Колесо Жизни» № 9 (122) '18. На нашем сайте Вы можете приобрести электронную версию журнала или оформить подписку и быть в курсе актуальных тем.

КОММЕНТАРИИ : 0