Если вместо точки поставить троеточие, иногда можно увидеть, как непонимание сменяется принятием, а на смену нелюбви приходит любовь. Анна Топчий говорит о том, как применить театральный опыт в жизни – обычным людям, не актерам.

Анна Огий

Актриса театра и кино.

Любовь – очень ресурсное состояние, в котором можно создать много хорошего. Говорят, что сердцу не прикажешь, но иногда все же бывает нужно. Можно ли поучиться этому у актеров, которым на сцене нужно кого-то любить, кем-то восхищаться, чем-то наслаждаться? Какие есть техники?

– Сразу могу сказать, что полюбить на сцене невозможно. Актеров не учат любить. Любовь на сцене – это синтез элементов, она появляется в спектакле ощущением, которое нельзя пощупать. Она возникает при соединении актерской игры, предполагаемых обстоятельств, психофизики актера и персонажа, событий, которые будут происходить с ним во время пьесы и многого другого. Любовь – это очень странное, удивительное понятие для театра, потому что она не возникает на пустом месте. Это набор определенных поступков героев, которые добиваются своих целей во имя своей любви – а она бывает разная. К примеру, у Отелло любовь – зараженная сомнением, ревнивая, у Голохвастова – корыстная и т.д. Все чувства, которые играются на сцене, – это ряд действий, подводящих зрителя к осознанию темы спектакля, того, что автор заложил в пьесу, а зритель уже сам делает вывод, верить в эту любовь или нет.

Актер играет любовь исходя из сверхзадачи персонажа. Самое главное, что я должна знать как персонаж, – чего я хочу от своего партнера? Просто переспать или убежать с ним и быть счастливой – чего я хочу конкретно? Когда я понимаю свою задачу, то осознаю свое сквозное действие, исходя из которого, совершаю тот или иной поступок. Тот же Отелло душит Дездемону во имя спасения своей любви. Тот же Ромео убивает себя из-за любви, чтобы вечно быть с любимой рядом. Как такового понятия любви в театре нет – это ряд действий целого спектакля, который в итоге приводит зрителя к пониманию любви и ее разновидностей.

А как же тогда утверждение, что актер должен проживать роль?

– Проживание роли относится к эмоциональному состоянию (психофизической индивидуальности) актера на сцене. Но есть разные театры. Есть много примеров ошеломляющей игры без проживания. Например, существует легенда про Амвросия Бучму, легендарного актера. В спектакле после трагического события он поворачивался спиной к зрителю. Просто стоял так пять минут (а пять минут сценического времени – это очень много), ничего не делал, а зал рыдал. И все думали, что он так сильно проживает роль, а он в это время рассказывал анекдоты своим коллегам, стоящим за кулисами.

Любовь невозможно сыграть эмоцией – ее можно только воссоздать пониманием своего персонажа. Пониманием пьесы. И пониманием того, что и ради чего ты делаешь. А ощущение любви рождается само по себе.

Может ли эта театральная схема применяться, выражаться в жизни?

– Честно говоря, не могу сказать. Театр – это одно, жизнь – другое. Жизнь – это честность. Могу провести параллель только в плане психологии, потому что она работает и в жизни, и на сцене. Всех актеров учат писать роман жизни – всю биографию персонажа, что было до спектакля,

что будет после. Полностью изучить, полностью погрузиться в того человека, понять его сознание: почему он любит, почему он что-то чувствует, почему именно так делает? Самый главный вопрос – зачем, ради чего?

В жизни работает та же психология. Вместо того чтобы осуждать своих партнеров, злиться, ссориться, не понимать, нужно попытаться понять. Разгадка понимания зависит как раз от разгадки непонимания, как бы смешно это ни звучало. Если стараться понять, почему я так делаю, почему так делает мой партнер в жизни (не осуждая при этом), если искать мотивацию поступков (и если точно так же будет делать вторая половина!), отношения будут складываться и выходить на новые уровни.

И это будет подогревать интерес друг к другу – на сто процентов доказано. Я сейчас читаю «Теорию любви» Эриха Фромма, могу посоветовать эту книгу не только для применения к каким-то жизненным ситуациям, а и людям театральным – для развития в понимании персонажей.

Если мне кто-то сделал гадость, я в основном пытаюсь понять, а не беситься и обижаться. Мне всегда интересно – почему? Когда ты понимаешь это, то разгадываешь слабость человека. Разгадываешь, что он скрывает за этими поступками или как он защищается, – и уже можешь добраться ближе к его глубине, или откопать какие-то тайны, или даже сблизиться, стать роднее. И он будет тебе благодарен, на самом деле, в конце концов.

А что делать, когда ты как-то связан с человеком, который тебе неприятен? Возможно, это твой начальник, конкурент, сосед. Как его полюбить?

– Есть такое явление: влюбленной паре очень сложно играть любовь на сцене. Необъяснимый факт. Казалось бы, все карты в руки, только чувствовать и действовать, а на самом деле – так сложно! Любовь играть очень просто, если ты человека не знаешь. Загадка! И существует еще такое: враги, которые в жизни ненавидят друг друга, очень часто на сцене играют такую любовь, что можно только позавидовать. Я предполагаю, что это трансформация энергии, но это может быть только тогда, когда люди вместе все силы бросают на общую цель, тушат негативные эмоции. В одиночку это невозможно; если один хочет, а другой не хочет – все, ничего не получится.

В жизни как это применить? Что нужно для работы с человеком, которого ты не любишь? Разгадать его. Не пытаться притерпеться, не пытаться льстить или улыбаться, а пытаться найти к нему подход, понять, почему он такой, почему он злится, в чем причина? Если мы сможем разгадать и понять друг друга, нам станет легче друг друга хотя бы переносить.

балет

 А как увлечься действием, задачей, увлечься тем, что делать не хочется?

– «Не хочется делать» – это хитрость нашего мозга. Мозг ленив. Нам не хочется делать тогда, когда нам не хочется думать. Если ты хочешь думать, то найдешь тысячу вариантов, как любое дело сделать интересным. Допустим, «роль неинтересная» – это неправда, есть мой «неинтерес» к роли, вот и все. Неинтересно – это все отговорки, плохому танцору тапки жмут. Это то же самое, что готовить кушать: если тебе неинтересно, ты будешь стоять у плиты и злиться, а можно добавить креатива, фантазии, того, что тебя заинтересует. Что я делаю со своими ролями и как заставляю себя делать то, что мне не нравится? Всегда ищу вещи, которые меня затрагивают. Мне всегда интересна позиция персонажа, интересно понять, почему он так думает, так поступает. Не осуждать его, а понять – мы все адвокаты своих ролей, мы должны даже в Бабе Яге найти ее самые позитивные стороны, искать те тонкости, которых у нас в характере нет, разгадывать какие-то психологические загадки. Все время нужно искать во всем загадку, добавлять свою фантазию, украшать задачу. Ты себя «заражаешь» идеей, веришь, что тебе хочется это делать, а если тебе это не нравится, то ищешь подход: а так попробовать, а так? А вот так – как получится?

 А как найти загадку в том, чтобы, например, убрать квартиру или сварить суп?

– Все просто. Допустим, мне лень убирать квартиру, и тогда я приглашаю помочь подругу, и нам уже становится интересно, потому что мы поддерживаем друг друга и общаемся в процессе. Если мне не хочется варить суп, я начинаю себя мотивировать, например читаю книгу о здоровье, и мне уже интересно попробовать каждое утро пить сок или варить такой вот суп. Все время развитие, надо пробовать то, о чем ты раньше и не думал. Например, я не думала идти в педагогику, мне казалось, что это скучно, пресно. А попробовала – безумно интересно оказалось! Поэтому нужно постоянно искать себя.

А если мы будем искать интерес в каких-то делах, людях, которые нам не нравятся, насколько это будет по-настоящему, насколько хватит такого ресурса? Неделю может нравиться, а потом опять станет скучно?

– Никогда не станет неинтересным то, что неисчерпаемо. Есть законы любви, они прописаны в Библии, просто их надо понимать воспринимать с точки зрения психологии. Если мы ставим в чем-то точку, то мы сами закрываем двери – у нас нет там продолжения в будущем. Если же мы ставим три точки, все совсем по-другому... У актеров так бывает, что смотрят на человека и говорят: «Все, нет у него будущего, он бездарен», но через пять ролей человек такое выдает, что диву даешься! Точки мы ставим из-за того, что нет веры в людей, веры в себя. А должна быть вера – вера до конца, и тогда есть интерес. Если ты веришь, что можешь что-то изменить, то можешь биться, бороться за этого человека, за эти отношения, за это дело, за эту цель. И даже если ты так ничего и не достигнешь, то все равно извлечешь из этого урок и пойдешь дальше.

Нельзя ставить точку – надо ставить планку еще выше. Ставить сверхзадачу, как в театре. И тебе всегда будет интересно этим заниматься.

Вопросы задавала Наталья Тлумацкая.

Интервью опубликовано в журнале-тренинге «Колесо Жизни» 2015, 2 (86).

КОММЕНТАРИИ : 0