Почему сегодня так популярны курсы сценического искусства? Именно в актёрском мастерстве человеку легче научиться отстраняться от себя, почувствовать свою многоплановость, разность, почувствовать вкус жизни в проигрывании разных ролей. Жизнь часто сравнивают с игрой. И это наиболее успешные концепции, потому что они сразу освобождают человека от оков собственной внутренней ограниченности. Правила мирного сосуществования на сцене нам помогала найти режиссер Люся Пономаренко. Перенести их в жизнь - наше домашнее задание.

- По каким правилам сосуществую актеры в одной постановке, в одной труппе?

Первое правило: мы не врем, никогда. Второе правило: в каждом из нас -каждый из нас. Я говорю о доверии. Мы как большая семья. Ты можешь с этими людьми делать все, идти куда угодно. Они согласны босиком по шишкам ходить… В прошлом году мы выступали на Софийской площади при минус 15, в легких платьицах. И это также говорит о тотальности проявления.

Основное - быть предельно честным и развиваться как личность. Если тебя что-то тревожит, то говорить об этом и вместе это решать. Перед спектаклем мы всегда проговариваем, у кого что «всплыло», какие обиды, чувства, отчего они, зачем. Извиняемся, если обидели, потому что все это влияет на сцену, на спектакль в целом.

Человек, владеющий мастерством актера, - это сильная личность, которая умеет передавать состояния. Сцена оголяет. Любая вещь, которую ты «держишь в кармане», о которой врешь, в которой неуверен, обязательно вылезет на сцене. Сцена, а особенно зритель, все в тебе усиливают настолько мощно, что тебя «прочищает» по всем параметрам! И видно каждое несоответствие, каждое «дребезжание» - как на ладони.

- А как проявляются взаимоотношения со зрителем? Как до большого количества людей донести, показать, раскрыть им что-то?

Есть такой принцип: везде все повторяется и все со всем связано. Когда мы выставляем какую-то сцену или когда я на мастер-классах показываю расстановки, то могу давать объяснения через другие области жизни, через другие науки - где есть один и тот же принцип проявления.

Например, чтобы рассказать какой-то монолог, я добавляю разные образы. Конкретный пример - монолог Ринаты Литвиновой в каком-то из фильмов, где она вся такая несчастная, с пистолетом… Чтобы показать этот образ, чтобы его поняли, мало просто показать вот такую же женщину, несчастную и с пистолетом. В этом монологе должно быть огромное количество пластов, чтобы воздействовать на всех зрителей, потому что одного цепляет одно, другого - другое.

Как эти пласты можно «вытянуть»? Мы представляем эту женщину чисто визуально - на какое животное она похожа, когда вот так себя ведет? Она похожа, например, на птичку. Уточняем - это цапля? Нет, не цапля. Это воробушек? Нет, не воробушек, у нее более длинная шея… В этой ситуации она ближе к канарейке. Хорошо. Дальше переходим. Из существующих предметов - на что она похожа? Смотрим - она плавная, мягкая, либо она подергивается? Где еще в природе, в предметах есть это? Например, нитка, что-то похожее на нитку в иголке, какой-то жгутик, который дергается под напряжением…

- Как кардиограмму снимают.

Да, что-то такое. Пусть будет листик с кардиограммой. Какая из стихий ей больше подходит? Песок? Нет. Вода - не совсем, хотя это похоже на струю фонтанчиков. Такой микроводопадик. И так набирается много-много факторов. Многофакторность - это то, что есть в логике, в математике и других областях жизни и знаний. Чтобы понять, правильно ли мы искали, нам нужно найти, как все эти предметы между собой связаны. Как канарейка связана с кардиограммой? Например, тот же клюв напоминает углы рисунка, повторение клювиков разной величины. Водопадик струится точно так же, как кардиограмма. И так далее...

Если ты со всего поля поиска, со всех точек видишь одно - значит, ты правильно нашел. Если ты с одной точки смотришь на проблему, то видишь только одну ее сторону. Чем больше точек ты находишь с разных сторон (они все вместе всегда связаны, потому что смотрим на один предмет в центре), тем полнее видишь этот предмет. Чем шире у тебя поиск, чем больше ты пластов задействуешь, тем ближе ты к истине. А истина всегда одна, с какой стороны ни посмотри. Просто ее можно описывать по-разному: что для одного точка, то для другого - линия.

На самом деле мы все говорим об одном и том же, просто в разных науках и разными языками. У нас разные источники информации, но все равно это одна и та же точка.

Я не родилась с этим знанием, просто очень много наблюдаю. И очень благодарна ребятам, которые меня спрашивают, как им что-то донести до зрителей. Я «залажу» в человека, увеличиваю количество своих точек (потому что у меня же был свой угол зрения, а у него - другой), смотрю, как он видит проблему, и объясняю. Я размышляю, как этот человек, и чувствую его. Чем больше мне вопросов задают, тем больше я думаю так, как еще не думала, нахожу опять эту центральную точку, возвращаюсь и объясняю.

- А можете подробнее рассказать о том, как «залезть» в другого человека?

Есть такая практика у актеров: мы садимся в пары, и я «загадываю» человека, которого люблю, а может, ненавижу - неважно. И я смотрю на вас так, будто вы - это тот человек. Здесь очень часто меняется физическое состояние, и нужно наблюдать за собой. Но не думайте, будто это вы меняетесь. Это меняется тот образ, который я пытаюсь увидеть в вас. И вы, не имея представления о том, какой образ я вызвала, начинаете чувствовать что-то, что никакого отношения к вам лично не имеет. Это тоже очень важно осознавать. И вы проговариваете, к примеру, что чувствуете ко мне неприятие, либо сильно зажалось горло, либо хочется уйти, либо кажется, будто вы виноваты в чем-то…

Здесь ничего нельзя подтасовать, потому что человек, который сидит напротив меня в этом упражнении, не знает, чей образ я представила. Но очень круто транслирует информацию!

Или можно не представлять образ на месте кого-то, а «надеть» его самому, чувствовать, как он, «взять» его состояние, выражение лица.

Очень важно в этот момент уйти от себя, быть только наблюдателем. Мы ведь тоже носим разные образы, но истинное «Я» - тонкий стержень внутри, на который все нанизывается. «Я» должно всегда оставаться - кристально чистое и очень тонкое. Оставаясь в этом «Я», ты можешь заходить в кого угодно, «надевать» на себя и чувствовать другого человека.

К своему «Я» нужно приходить. Поэтому актёрское мастерство не умение показать себя, а умение чувствовать. Без этого все, что мы показываем, не имеет никакой ценности.

- А это нестрашно - постоянно быть на пике чувств, эмоций, постоянно отдавать? Как тут не выгореть?

На самом деле, когда ты много отдаешь, к тебе потом столько приходит! Когда ты много из себя выпускаешь, больше даже, чем ты есть, твоя пропускная способность, твой объем чуть-чуть расширяется. Потом он уменьшается чуть-чуть, но уже не становится прежним, а остается больше. И возможность выдавать из себя что-то или впускать в себя что-то каждый раз зависит от того, насколько ты готов до последнего отдать. И потом тебе, конечно, приходит новое наполнение!

А если не приходит - значит, ты не отдался до конца. Значит, что-то удержал, приберег, не расширился.

- Как же человеку наполняться?

Как наполняется шарик? Дуть надо, раздувать, через отверстие. Если отверстие закрыто, завязано - шарик не наполнить. Но у человека ведь не одна точка для наполнения! Открой глаза и уши, посмотри, послушай, ощути!

Даже если просто дышать, на самом деле правильно дышать, то никогда не холодно, и ты всегда в состоянии вдохновения! (Десять минут на занятии мы дышим, потому что это обязательно для голоса, для прогрева резонаторов, - все стоят потные и счастливые.)

Наполниться можно, если правильно рассмотреть абсолютно все детали, которые есть, например, в этой картинке или предмете. Слушать какие-то звуки: вот там такие гудящие низы, а здесь мягко… Все это замечать. Человек «замечательный» - от слова «замечать». Тогда ты наполняешься.

Иногда наполняться достаточно болезненно. Легко шарику, он мягкий. А если человек твердый, как камень, то стенки нужно выбивать, крушить, чтобы чем-то наполниться.

Интервью провели Елена Буткевич, Наталья Тлумацкая

КОММЕНТАРИИ : 0