Ольга Алёхина

Основатель Украинского Центра Исследования поведенческих зависимостей, магистр психологии, гештальт-терапевт, практикующий психолог (WIAP), ведущая образовательных программ по психологии отношений в контексте созависимого и контрзависимого поведения, сертифицированный тренер Украинского союза психотерапевтов и Киевской ассоциации практикующих психологов и психотерапевтов.

Какие есть экологичные практики пересмотра и ревизии плодов в разные периоды жизни?

У меня возникает вопрос – а зачем делать этот пересмотр? Во-первых, мы смотрим на возраст. В каждом возрасте будет своя задача пересмотреть, «что я сделал», она окрашена разными чувствами. Например, в 25 лет, если человек находится в маниакальном состоянии «еще больше, не останавливайся!», которое диктует ему социум, он будет после пересмотра жить с внутренним ранением, с желанием что-то доказать, выставить напоказ свое социальное достижение. У нас есть социальная программа, которую диктует окружение: выйти замуж, за кого хочет папа, пойти работать, куда хочет мама, поступить в институт, чтобы утереть нос кому-то... И нас напугали, что мы можем не успеть – жизнь заканчивается в 28 лет. Поэтому человек на изжоге, в страхе, что он не выполнит свою жизненную программу и не будет принят социумом, и все эти идеи начинает лихорадочно хватать. Потом оказывается, что полжизни занимался не тем: чья мечта? Мечта не моя.

Поэтому в 25-28 лет пересмотр плодов происходит, чтобы репрезентовать себя, продемонстрировать этому миру – я выполнил ваши условия, вы меня принимаете? Если человек нормально проходит этот этап, через время ему надоест доказывать всем, что он хороший, и он говорит: «Теперь я буду заниматься тем, чем хочу».

В раннем возрасте ревизия плодов – это вообще аномалия. До 28 лет такие вопросы не нужно себе задавать, а нужно менять среду, которая заставляет так много хотеть от себя. Сейчас вокруг – инстаграмный мир: человек насмотрится, как все хорошо живут, такие успешные, у них все получается, и думает – вот это у меня жизнь задалась. Самооценка падает. Нужно возвращать себя в реальность.

Первый естественный этап пересмотра – 35-40 лет.

В этом возрасте происходит судьбоносный кризис, мы его еще называем «кризис среднего возраста». Тут человеку уже не нужен график, как правильно это сделать, оно будет лезть изнутри. Он будет идти по улице и думать: «Интересно, а хватит ли моей жизни для того, чтобы что-то изменить, что я так самозабвенно хотел сделать в 22?». Если человек очень много работал до сорока, у него будет эта жизненная усталость, мысли – а правда это было так нужно? Стоило ли оно того? В итоге мысли: «А как сделать, чтобы мне было хорошо?» Он начинает присматриваться, чем ему хочется заниматься, а чем – нет.

Тут нет никакой экологичной формы пересмотра – будет фонить. По факту, каждый человек в 35-40 лет будет переосмыслять, стоило ли оно того, правда ли это было так важно, стоило ли тех денег, усилий? Это нужно пережить. Нужно находиться в душевных терзаниях, сколько тебе необходимо. Потому что наша психика так устроена, что она со всем справляется, просто ей нужно дать время. Не замедлять ее седативным способом и не будоражить какими-то адреналиновыми реакциями, и она справится.

Следующий этап – 65 лет.

В этом возрасте вопросы пересмотра плодов просто смешны, потому что мир уже не так воспринимается. Экзистенциальные темы поднимаются. Понимаешь, сколько реально было сделано, на скольких людей это повлияло. И люди, на которых ты повлиял в молодости, стареют вместе с тобой, приходит новое поколение, оно тебя не помнит, ты его не впечатлишь. Наступает осознание конечности. В этот момент очень важно вернуть ценность тому, что уже сделано.

Мы уменьшаемся. С рождения мы думаем, что мы – Вселенная: мы такие большие, на нас все смотрят, нас любят, мы такие «солнышки». Но как только мы родились – начался процесс увядания. И мы становимся все меньше-меньше-меньше… И все, совсем маленькие стали в размере. Человек понимает, что по своей природе одинок, ограничен в своих возможностях, влиянии. В 65 лет планы, которые были огромными в молодости, видятся иначе, приходит осознание, что они затрагивают на самом деле небольшое количество людей. Это нормально. Но в раннем возрасте так думать нельзя, поэтому подросткам нельзя читать Ницше.

Тенденции какие-то противоположные: сейчас очень много инфантильных взрослых, взрослых с детским сознанием. К тому же, ВООЗ продлила возраст молодости.

Согласна, есть такая тенденция. Но то, что я сейчас являюсь человеком молодым по новым меркам, не отменяет того, что я могу в то же время по улице идти и думать: «А стоило ли оно тех вкладов, которые я сделала?». То есть, кризис, внутренняя дискуссия, пересмотр ценностей может быть в разном возрасте. Все зависит от интенсивности проживания жизни. У каждого она своя.

Важно отметить, что эта «уровниловка» по возрасту только сбивает, а не помогает человеку понять себя или других. Если человек много работал в жизни, он может остановится и подумать, стоит ли продолжать в таком темпе, или уже достаточно.

Еще у нас популярны рейтинги успеха. И есть такая установка, что если ты, условно говоря, не Стив Джобс, можешь посчитать себя неуспешным.

Да, это педалируется орагнизациями, которым это выгодно. Которым выгодно человека вводить в состояние дефективности и предлагать свой товар гарантом эффективности. Если бы этого не было, всевозможные тренинги личностного роста не продавались бы. Чтобы не попадаться в такую ловушку, нужно задействовать критическое мышление. Мозг иногда может задать всего один правильный вопрос – зачем мне другой человек это говорит, какой мотив в этом?

У нас критическое мышление многие не включают. Или мы не доверяем никому, или доверяем всем, и то и то является патологией. У нас нет оттенков. Оттенки появляются, когда включается критичность. Зачем мне этот человек говорит? Продать хочет. Касается ли это того, что я мало чего достиг? Не касается.

А как Стив Джобс стал Стивом Джобсом? Давайте читать историю его жизни, смотреть на его психические особенности, как его воспитывали. У нас есть определенная травматизация, которая позволяет нам зарабатывать большое количество денег. Это в тему того, что все творческие люди, как мы это называем, «с особенностями». Раньше говорили – «с разного рода патологиями». У обычного человека не будет возникать таких идей, и это нормально. Но сейчас болезнь возводится в ряд нормы, и если у тебя нет изжоги по поводу того, чего в жизни не достиг, тебе скажут, что ты должен переживать. У нас не принято был удовлетворенным, это в обществе воспринимается почти как сумасшествие. «Кто вперед? Мы вперед!» – вокруг эпоха маниакальности.

Чтобы осознать это давление, важно отдалиться от людей на какое-то время, почитать книги о том, как устроены люди, наша психика, мозг.

Есть люди, для которых важно планирование и результаты. Как правильно проводить такую ревизию планов?

Немногие люди создают планы в тихой спокойной атмосфере, когда на них ничего не влияет. Большинство создают планы в состоянии эйфории, на Новый год. Это прикольное состояние, в нем и возникают идеи. Но когда спадет эмоциональный экстаз, не мешало бы пересмотреть эти идеи, оценить возможность и необходимость их воплощения со здравой головой.

Мне бы очень хотелось, чтобы люди более внимательно относились к своим планам, и если запланировали, то пересматривали, правда ли это улучшит их жизнь. Потому что есть такие планы, созданные в состоянии изжоги, которые из года в год подрывают самооценку. И тогда просто хочется порвать этот лист, закричать «Свобода попугаям!» и пойти наконец делать что-то не написанное на этом листе, а свое, что приносит удовольствие.  

Любые планы – это все-таки элемент насильственного действия. Потому что если я замотивирована, мне не всегда нужен план. Мне не нужно напоминать, что делать – я этим горю. Если мне нужно себя носом в план утыкивать и напоминать себе о своей задаче, большой вопрос, задача ли это для меня.

 Я хочу сказать опять же по поводу плодов – чем старше становишься, тем взрослее становишься, тем больше (я это говорила), но в контексте планов задаешься вопросом «зачем мне это нужно». И намного сложнее прилагать усилия граничащие с насилием в свой адрес, чтобы что-то сделать.

Беседовала Наталья Тлумацкая. 



shortcut

КОММЕНТАРИИ : 0