Крики, оскорбления и унижения в семьях и коллективах – это составляющие насилия, которое калечит психику и жизни людей. Как правило, причины – в неисцеленных травмах детства, которые есть у каждого из нас. Одних они мотивируют к самопознанию, а для других становятся тяжким грузом. Вторых, к сожалению, больше... Психотерапевт Елена Науменко анализирует причины психологического насилия и рассказывает о методах корректировки такого поведения.

Психологическое насилие – это составляющая всех видов насилия, в том числе физического и сексуального. Это унижение личности. Причем речь идет не только об унижении самого человека, но и об унижении кого-то в его присутствии. Есть такое понятие «испанский стыд»: человек испытывает чувство стыда из-за поведения другого человека или других людей. К сожалению, этот момент не учитывается как в общении с детьми в детсадах и школах, так и в общении между взрослыми в рабочей среде. Да и родители в большинстве случаев не учитывают этот момент: психологическое насилие испытывает ребенок, когда становится свидетелем недостойного поведения других людей.

Но если взрослые хоть как-то могут справиться с ситуацией психологического насилия, – самостоятельно или с помощью других людей, – то для детской психики это превращается в травму. Как может ребенок противостоять унижению? Так, как он умеет! А умеет он только то, что видит вокруг, – он либо сам становится насильником, либо превращается в жертву.

Кричать на ребенка – это насилие. Сравнивать его с другими – это насилие. Критиковать в присутствии кого-то – это тоже насилие. Есть хорошее правило, которое должны запомнить и родители, и учителя: «Одобрять, хвалить – при всех, а критиковать и делать замечания – только с глазу на глаз».

Родом из детства

У всех есть детские травмы, с которыми каждый поступает по-разному. Это ситуации, слова, действия, которые для нас были тяжелыми и болезненными. Если в детстве эти травмы были спрятаны глубоко внутри, они могут проявляться ужасным поведением выросшего «травматика», когда появляются собственные дети. Такой родитель либо «боится» своего ребенка и позволяет ему делать все, что тот хочет, или будет его критиковать, унижать, игнорировать его потребности, оставлять одного… Заниматься психологическим насилием.

Добрым и зрелым родителем может стать человек, у которого травмы детства переживались и проживались с помощью любящих взрослых, дающих ребенку направление и развитие. В таком случае травма становится опытом. Часто, чтобы взрослый понял, что чувствует ребенок, которого унижают, используется одна провокационная методика. Взрослого человека просят сесть на маленький стульчик (или просто присесть) и повторять фразу: «Я маленький... я хочу, чтобы меня любили». Когда, через пласты наносного, на пятый или двадцатый раз, внутренний обиженный ребенок откликнется, захочется плакать и придет осознание: «В детстве я тоже был в такой ситуации, мне было очень горько и меня никто не пожалел. Поэтому я не вижу страданий своего ребенка (или ученика)». Конечно, такая работа по осознанию внутренней травмы и «наращиванию» эмпатии не делается за один-два раза. Это кропотливый, бережный труд. Но он дает отличные результаты.

Грань между дисциплиной и насилием

Дисциплина – это соблюдение правил, принятых в семье для каждого ее члена. Застелить постель, разложить свои вещи по местам, почистить зубы, помочь маме… Это не насилие, а правила. Насилие начинается тогда, когда за отказ ребенка выполнить правила его обзывают или физически наказывают. Правила необходимо соблюдать, чтобы всем в семье жилось комфортно, тепло и радостно. А в случае возникновения конфликтов, должно быть обсуждение ситуации, но никогда – обсуждение личности. При любом выяснении отношений, даже самом бурном, важно оставаться в состоянии «я люблю тебя, хотя ты сейчас ведешь себя отвратительно».

Если взрослые так транслируют свое отношение к ребенку, он выдержит их усталость, гнев и невнимание. Выдержит, потому что будет уверен: его любят и никогда не бросят. Но так могут поступать только родители, которые сами повзрослели.

К сожалению, большинство современных родителей – неповзрослевшие взрослые. Они не слушают своих детей. В жизни детей есть гаджеты, секции, развлечения… А на разговоры, в которых ребенок может поделиться тяжелыми мыслями либо рассказать о сложных ситуациях с друзьями, родители никак не могут выделить время и силы. Это тоже может считаться насилием.

По мнению многих родителей, нет никакой проблемы в том, что товарищ по парте не хочет разговаривать с ребенком. Но для ребенка это – реальная беда, которая его беспокоит и расстраивает. Даже если взрослый не понимает, что так расстроило ребенка, нужно выслушать, дать ему возможность высказать все, что его беспокоит, и посоветовать, как выйти из этой ситуации. Не знаете, что посоветовать? Скажите: «Я не знаю, как решить эту проблему, но я тебе очень сочувствую и буду рядом. Я уделю тебе время и поделюсь своей энергией». Часто этих слов ребенку будет достаточно, чтобы ощутить поддержку.

Для ребенка до 21 года родители гораздо важнее друзей, что бы ни говорили сами дети. Только в этом возрасте созревает префронтальная кора мозга, и человек может отвечать за последствия своих поступков в полной мере.

Елена Науменко, психолог-консультант, психотерапевт, детский психолог, арт-терапевт, ведущая групп и тренингов

Материал создан на основе интервью из журнала "Колесо Жизни" №5 2019.



автор без фотографии
Елена Науменко
Психолог-консультант, психотерапевт, ведущая групп и тренингов


shortcut

КОММЕНТАРИИ : 0