Юваль Ной Харари – персонаж мятежный. Этот израильский историк (42 года) – один из самых читаемых авторов в мире. Тем не менее, его первая работа, «Sapience», появившаяся в 2011, возникла почти случайно. В Еврейском университете Израиля, где он преподавал военную историю Средневековья, он узнал о частом запросе студентов на курс по истории человечества. Если ни один преподаватель этого еще не сделал, почему бы ему самому не взяться за такую ​​интересную дело?

Сначала распространенная в интернете, после множества отказов издателей, прежде чем выйти минимальным тиражом в Израиле, работа о завоевании земли Homo sapiens`ами благодаря способности к кооперации с себе подобными, изобретать коллективные фикции вроде государства, богов или денег, получает мировой успех. Это «короткая история прошлого», по которой в 2015 вышла «Homo Deus. Краткая история будущего», которая базируется на изменении поведения человека под влиянием новых технологий.

В третьем томе «21 урок для 21 века» автор поднимает вопрос вызовов ближайшего будущего. «Человечество сталкивается с революциями без прошлого – пишет он, – весь наш предыдущий опыт рассыпается, и пока ничего не появилось на замену». Что это за революции? Прежде всего, сочетание биотехнологий с информационными технологиями, которое позволит изменить человека, вмешавшись в работу мозга и тела – «мы вошли в эру, когда можно хакнуть человека». Благодаря способности к подсчетам и обучению, алгоритмы смогут более взвешенно и разумно принимать решение о том, что для нас является лучшим, отмечает Харари. Они будут выполнять большинство задач, которые выпали на нашу судьбу, причем лучше нас. Например, управлять автотранспортом. Автомобили получат улучшенное программное обеспечение с элементами этики, таким образом смогут быть управляемыми Михаэлем Шумахером и Эммануилом Кантом вместе взятыми.

харари краткая история человечества

Решение проблем создает новые проблемы

Похоже, только философы имеют будущее, именно их будут привлекать к решению конфликтов между человеком и машиной. Автор сомневается в возникновении социального разделения на малые касты сверхлюдей с увеличенными биологическими возможностями и ненужной массы – остальных людей. «Карл Маркс лучший проводник в мир будущего, чем Стивен Спилберг».

Суть надвигающегося кризиса раскрыта. Настолько, что она неожиданно придет в момент, когда люди больше не будут верить либеральной риторике по открытым рынкам и границам, в ностальгические истории националистов, сторонников авторитаризма или религиозных лидеров. На самом деле речь идет о выполнении либеральной модели, чтобы гарантировать нашу свободу в условиях цифровой диктатуры, хотя мы ведем себя так, будто не верим в ее наступление. Какое от этого есть лекарство? Задача историков – заново изобрести инструменты. На первом месте политика и образование. Но также и медитации, в которых автор, убежденный буддист, видит возможный выход. Но есть определенная срочность. «У нас еще есть несколько десятилетий, чтобы сделать выбор. Если бы мы приложили усилия, то смогли бы досконально изучить самих себя», заключает Харари.

Его большой рассказ касается многих тем, но имеет догматическую форму, которая не выводит портрет человечества, способного отказаться от своей свободы, которая, как демонстрирует буддизм, была лишь иллюзией. Благодаря прогрессу в образовании, в сфере здравоохранения человечество никогда раньше так хорошо не чувствовало себя. Но мы безоружны против экологического, технологического, политического и миграционного кризиса, которые надвигаются. Мы слишком хорошо живем, чтобы противостоять таким вызовам, и в этом нет ничего нового: люди сталкиваются с проблемами, находят решения, которые вызывают новые проблемы, еще хуже, чем были предыдущие. Технологии, отработанные в эпоху модерна, позволили снизить голод, эпидемии и войны, но те же технологии угрожают нашей окружающей среде, ограничивают нашу свободу, делают определенные группы людей ненужными. На мой взгляд, человечество может преодолеть новые проблемы. Но надо четко понимать, что решение спровоцируют появление новых проблем, еще более серьезных и непостижимых.

Человек, который больше не делает выбор

Формирование нового человека благодаря сочетанию биологических и информационных технологий приведет к изобретению алгоритмов, способных определить, какую специальность нам выбрать, где нам лучше работать, на ком жениться. Итак, жизнь перестанет быть мукой выбора. Ранее знания по биологии и способность к подсчетам не были достаточными, чтобы «пиратировать» человечество. Даже если агенты КГБ наблюдали за вами днем ​​и ночью, они не имели доступа к вашим чувствам и мыслям.

история человечества

В будущем развитие биологии и искусственного интеллекта (ИИ) позволят внешним системам знать больше о том, что мы сами о себе знаем. Эти системы будут способны нас контролировать и манипулировать нами с беспрецедентной эффективностью. Важно понимать, что революция ИИ не ограничивается ускорением работы компьютеров и увеличением их вычислительной способности. Она опирается на открытия в области социальных наук. Прогресс в нашем понимании социальных и биохимических процессов, лежащих в основе эмоций, желаний, решений о выборе увеличивают способность компьютеров к анализу нашего поведения, к предвидению наших решений. Научные исследования показывают, что наш выбор – еды, любви, музыки – не является результатом загадочной «интуиции», но есть паттерном распознавания форм. Вполне реально, что ИИ превзойдет людей даже в тех видах деятельности, где вовлечены интуиция и креативность.

Если речь идет о загадочной интуиции, ИИ вряд ли сможет вытеснить человеческую душу. Но если соревноваться с нейросетями с целью распознавания форм, они на это вполне способны. В определенных сферах, например, в игре в шахматы, программы превосходят людей не только в расчетах, но и в креативности. Арбитры турниров пытаются «поймать» игроков, которые хитрят, привлекая компьютер к принятию решений. Для этого оценивают уровень оригинальности игрока. Если партия будет очень изобретательной, всегда будет появляться подозрение, что это – заслуга компьютера, а не человека. В игре в шахматы креативность – черта скорее компьютера, чем человека. А от шахмат до поэзии или политики – один шаг. И здесь вопрос технический, а не метафизической, хотя дорога будет долгой.

Работа будущего

Сфера занятости очень изменится благодаря технологиям, но это не произойдет за одну минуту. Революция проявится в форме каскада крупных «поломок». Старые профессии уступят место новым, которые, в свою очередь, изменятся и исчезнут. Работники, таким образом, будут вынуждены переучиваться каждые 10-20 лет. Но если человек (или десяток, или сотня) должен потратить год на получение новой профессии, кто обеспечит его жизнедеятельность в течение этого времени? Государство должно обеспечивать переквалификацию, нести убытки из-за безработицы, финансировать новое обучение. Еще более серьезная проблема – психологическое состояние. Даже если вы имеете достаточную финансовую поддержку, чтобы перестроиться, сможете ли вы после 40 лет «обнулиться»? Изменения – источник стресса, смена профессии в 40 кажется чем-то непреодолимым для значительного количества людей. Даже если у вас получится, вы готовы повторить «процедуру» в 50? А потом в 60? Не стоит забывать, что ожидаемое увеличение продолжительности жизни отодвинет возраст выхода на пенсию до 70 или 80 лет. Ни одна образовательная система не готовит нас к такой непостоянной и стрессовой жизни.

Важно, чтобы наши дети умели формировать свою личность и идентичность таким образом, чтобы иметь возможность адаптироваться к изменениям в будущем. Ранее обучение состояло в том, чтобы построить свою идентичность как дом из камня, с глубоким и прочным фундаментом, с мощными стенами. Сегодня же идентичность должна напоминать тент, который легко демонтировать и транспортировать.

История как иллюзия или ориентир?

История – это инструмент. Она может оказаться полезной для единения людей, для масштабного продвижения их сотрудничества. Когда мы воспринимаем эти истории как реальность, они становятся опасными. Вместо того, чтобы поставить истории на службу людям, мы стараемся принести людей в им жертву. На данный момент моя самая дилемма имеет черты «либеральной» истории. Я осознаю, что она несколько искажена и для выживания и процветания в 21 веке нам надо идти дальше. Но, с другой стороны, история остается фундаментальной для функционирования мира, ее атакуют религиозные и националистические фанатики. Они верят в ностальгические фантазмы, которые пагубно влияют на либеральный ход событий. В определенный момент я открываю для себя, что посвящаю большую часть своей энергии защиты либеральной истории против ностальгических фантазий, которые заставляют нас снова вести вчерашние баталии 18-22 веков вместо того, чтобы сконцентрироваться на важных вызовах 21 века.

искаженная история человечества

Медитация как ответ на множество вопросов

Я думаю, что человечество имеет космическое призвание создать гигантскую систему содержания данных. Я долго анализировал эту перспективу вместе с некоторыми техно-утопистами Кремниевой Долины, но я с ней не согласен. Иначе говоря, я не думаю, что медитация может принести конкретное решение экономического и политического кризиса, которая на нас надвигается. Поскольку я занимаюсь медитациями, я знаю, в какой момент она будет тяжелой. Очень маловероятно, что 8 миллиардов людей устремятся регулярно медитировать. Даже если так, многие из них не упустят возможности использовать новые знания в угоду своей жадности и ненависти.

Медитация может помочь открыть правду мира, но не даст власти изменить мир. Правда и власть могут идти рядом только до определенной точки. Рано или поздно, они расходятся и идут каждый своим путем. Если хотите власти, придет момент, когда вам нужно будет распространять выдумки. Если захотите правды, наступит день, когда надо отказаться от власти.

 

По материалам Philosiphie magazine №123, октябрь 2018

Перевод Оксаны Думы

КОММЕНТАРИИ : 1

Алекс Гришин 7 марта 2019 г.
отлично