Ни одна по-настоящему страшная сказка не обходится без ведьмы и ни одна по-настоящему добрая - без волшебника. Какая суровая историческая подоплека стоит за невинными детскими сказками? Чем отличаются западные ведьмы от наших, славянских? И почему наши женщины - самые красивые? 

Значение слова «ведьма» вполне прозрачно и признано всеми известными этимологами: происходит оно от праславянского «я знаю», «ведать», «знать» и означает «ведающая мать». Интересно, что и английское слово witch происходит от глагола «знать, ведать».

Этимоло́гия (от др.-греч. ἔτυμος - «истинный», «правильный», «верный» и др.-греч. - λογια - «учение», «наука») - раздел лингвистики, изучающий происхождение слов. Первоначально, у древних - учение об «истинном» («первоначальном») значении слова.Википедия

Задолго до Средневековья у славянских народов ведьма считалась самой уважаемой женщиной в селениях. Именно к ней приходили за советом в трудных ситуациях даже мужчины. Ведьмы лечили, принимали роды, знали все свойства трав, умели распознавать знаки природы - одним словом, находились в полной гармонии с природой и миром.Ведуньи были носительницами истинных знаний, передающихся строго устно - из поколения в поколение.

Настоящие ведьмы никогда не хвалились своими знаниями и считали, что человек вправе пользоваться свободой, данной ему Богом.

Мир менялся, а ведьмы нет. И постепенно знания и убеждения ведьм входили в острое противоречие с церковью, которая утверждала, что человек - только раб божий. Вера была в те времена не свободным выбором человека, а инструментом давления на него.

Однажды это должно было измениться.

Первый костер

Когда красавица Петронилла де Мит заживо горела на костре 3 ноября 1324 года в Килкенни (Ирландия), ей было всего 24 года. Всю свою недолгую жизнь она считала себя вполне счастливым человеком: служила в горничных у состоятельной доброй хозяйки леди Элис Кайтлер, нянчила свою маленькую дочку Базилию.

Леди Элис была сказочно богата и трижды вдова. Старшие дети ее почивших мужей не могли смириться с благосостоянием мачехи и подали на нее жалобу епископу Оссорскому. С этого и началось преследование Элис Кайтлер: ей предъявили сразу несколько обвинений, от отречения от Господа до связи с демонами. Якобы, с их помощью Элис избавилась от своих троих мужей и планировала проделать то же самое с четвертым. Досталось всем: не только самой состоятельной даме, но и ее преданной служанке Петронилле, и другим слугам. Обвинения множились как снежный ком, к уже названным прибавилось еще одно - в полетах на метле.

Когда Петрониллу схватили в надежде пытками вырвать у несчастной признание в колдовских чарах ее хозяйки, леди Элис, используя все свое влияние и связи, бежала в Англию. Помочь своей верной горничной она так и не смогла - слишком сильным было преследование, слишком могущественными - преследователи. Но леди Кайтлер спасла маленькую дочку Петрониллы, увезла ее с собой. До конца своих дней она заботилась о девочке.

События в небольшом патриархальном ирландском городке повлияли на ход мировой истории: Петронилла де Мит стала первой «ведьмой», которую сожгли на костре.

Это было всего лишь начало.

«Салемские ведьмы»

Я желаю покаяться перед Богом за ту печальную и скорбную роль, которая по воле Провидения выпала на долю семьи моего отца в 1692 году; в том, что мне в детстве привелось волей Господней стать орудием обвинения нескольких человек в тяжком преступлении, через что они расстались с жизнью, однако теперь у меня есть все основания считать, что те люди не были виновны. В то печальное время сатанинское наваждение обмануло меня, и я боюсь, что вместе с другими стала, хотя и без всякого злого умысла или намерения с моей стороны, орудием в чужих руках и навлекла на свою голову и на головы моего народа проклятие невинно пролитой крови; честно и прямо перед лицом Бога и людей заявляю, что все, сказанное или сделанное мною тогда, было сказано и сделано не по злобе или из недоброжелательства к кому-либо, ибо ни к кому из них я таких чувств не питала, но единственно по невежеству в результате сатанинского наваждения.

По этой причине я желаю пасть ниц и молить прощения у Господа и у всех тех, кому я причинила столько обид и горя, у тех, чьи родственники пострадали от обвинения.

Энн Патнам, 26 лет от роду,

обвинительница на процессе против «Салемских ведьм»,

14 лет спустя

Заболевших девочек было трое. Старшей из них, Энн, едва исполнилось 12. Младшей, Элизабет, было всего 9. Жили они в американском городке Салем, основанном пуританами, учились науке послушания, ходили в церковь, молились перед обедом и после него. Как и во многих других подобных городках в XVIIвеке, людям проще было поверить в колдовство, чем в научные объяснения природных явлений, да и не давал в те времена никто никому научных объяснений. Засуха, эпидемии, набеги индейцев, слишком суровые зимы - разумеется, все это проще было объяснить «происками дьявола». Поэтому, когда три юных девочки стали без видимых причин визжать и корчиться в припадках падучей, объяснение нашлось быстро. Так же быстро больных опросили. «Нас околдовали!» - уверенно рапортовала Энн. Ей вторили и остальные девочки: в ход шли «неопровержимые доказательства» в виде пересказанных снов или вечерних видений.

«Ведьмами» оказались пожилая хромая старуха, местная нищенка с маленьким ребенком и темнокожая рабыня зажиточной салемской семьи. Это уже потом, недели и месяцы спустя, «черный список ведьм» разросся до 150 человек - самой младшей из них было всего 4 года. Мать малышки - та самая нищенка - была казнена спустя 8 месяцев после приговора, и все это время девочка провела с ней в тюрьме.

До судьбоносного вмешательства губернатора Массачусетса по приговору Салемского суда 20 человек были казнены, а 150 человек содержались в тюрьме в невыносимых условиях. Лишь через 4 года после процесса обвиняемые были оправданы, а в 1702 году решение присяжных было признано незаконным. Впрочем, виновные в «ошибке» не были наказаны. Энн, сделав свое знаменитое заявление, постриглась в монахини, но искупить свой грех так и не успела - умерла при невыясненных обстоятельствах через месяц после пострига.

Позднее было выдвинуто множество версий, объясняющих поведение девочек-обвинительниц, но ни одна из них не оказалась жизнеспособной. История сохранила официальное объяснение: девочки, солгав единожды, уже не могли остановиться. В те суровые времена лжесвидетельство каралось почти столь же сурово, как и колдовство.

Роковая книга

С чего же все начиналось? Еще за 206 лет до Салемского процесса два немецких монаха написали книгу по демонологии, ставшую роковой для мироустройства Средневековья. И осталась бы она просто «книгой про ведьм», но Яков Шпренгер и Генрих Крамер были известными инквизиторами, а Яков Шпренгер, к тому же - деканом Кельнского университета.

Итак, эпохальный труд, о котором идет речь, носил название «Молот ведьм» и на ближайшие два с лишним века стал настольной книгой Святой Инквизиции. Только в XVвеке она была переиздана 16 раз! Впрочем, и сейчас ее можно с легкостью найти, купить и прочитать. Бесспорно, «Молот ведьм» и по сей день является основным и самым мрачным из всех трудов по демонологии - в нем самые древние легенды о черной магии сошлись с церковными догмами того времени. Согласно законам того смутного времени, Инквизиция имела право конфисковывать имущество осужденных. Так называемые «ведьмы» и «колдуны» были неиссякаемым источником прибыли, ведь применить «Молот Ведьм» можно было к кому угодно - и к ребенку, и к высокопоставленному лицу.

Надо отдать должное авторам - книга написана достаточно живо. Каждая из трех частей ее преследовала свою цель: в первой части подробно описано, что «неверие в колдовство есть ересь», и рассмотрены основные принципы идентификации ведьм. Названия глав говорят сами за себя: «Действует ли дьявол совместно с колдуном?», «Как ведьмы наносят порчу на домашний скот?» или, например, «Придают ли ведьмы людям облики животных?».

Не только человеческие страхи, но и человеческие грехи были услужливо втиснуты в строгие рамки логики Инквизиции. К примеру, мужчина, уличенный в неверности жене, считался «искушенным дьяволом» только в том случае, если «жена искушенного красива и уважаема, а возлюбленная обладает качествами прямо противоположными».

Вторая и третья части «Молота ведьм» посвящены частностям: выявлению ведьмовских деяний, борьбе с ними, а также судопроизводству против ведьм. Книга приравнивалась к закону, и с момента ее выпуска в 1486 году аресты, допросы и казни предполагаемых ведьм велись в строгом соответствии канонам Крамера и Шпренгера, уместившимся в четверти миллиона слов.

Но постепенно начались первые робкие протесты, первые ростки борьбы против абсурда. Много лет прошло, пока они начали давать свои плоды, и как-то раз одна ведьма стала последней. Только случилось это гораздо позже, чем мы с вами могли бы подумать...

Последняя ведьма

Последней официально признанной ведьмой оказалась Хелен Дункан, осужденная в Британии в 1944 году по закону Witchcraft Act1735. К тому моменту Бор уже открыл атом, а Эйнштейн - теорию относительности.

Хелен была медиумом, специализирующемся на вызывании душ недавно умерших людей. К слову, по признанию некоторых ученых того времени и очевидцев описанных событий, Дункан действительно обладала паранормальными способностями. Примечательно то, что закон Witchcraft Act1735 не был направлен против непосредственно ведьм. Он карал не за колдовство, как большинство законов, принятых до 1735 года, а за веру в него. Хелен же утверждала, что она вызывает духов, то есть осознанно провозглашала себя ведьмой.

У «ведьмы» были шестеро детей и муж, искалеченный в Первой мировой войне, и свою спиритическую практику Хелен Дункан начала, чтобы прокормить большое семейство. Со временем ее услуги стали пользоваться все большим спросом, особенно это проявилось во время Второй мировой, когда многие люди теряли своих родственников.

Мировую известность Дункан приобрела после того, как в 1941 году вызвала дух пропавшего без вести матроса по просьбе его матери. Моряк «материализовался», и медиум прочла на его бескозырке название военного корабля - «Бархэм». Дух рассказал ей, что корабль вместе с остальными членами экипажа пошел ко дну у берегов Мальты.

Это произвело настоящую сенсацию, совершенно не выгодную для британского правительства. Ведь атакованный немецкой субмариной, «Бархэм» действительно затонул - и это держалось в строжайшем секрете. Данный факт имел статус государственной тайны и разглашению не подлежал.

Британские спецслужбы провели тщательнейшее расследование сообщения Хелен Дункан. Было установлено, что ни сама медиум, ни ее посетители знать о гибели «Бархэма» не могли. Дункан взяли на заметку, ведь ее паранормальные способности могли привести к непредсказуемым последствиям.

Итак, «ведьму» судили. В качестве наказания было выбрано тюремное заключение сроком в 9 месяцев, что и было исполнено.

Вскоре закон был отменен как пережиток прошлого, но Хелен Дункан вошла в историю как последняя осужденная ведьма в мире.

Славянская толерантность

Однако вернемся ненадолго в прошлое. Пока Европа и Америка воевали с ведьмами, украинский ученый, этнограф и исследователь Владимир Антонович писал свои нетленные «Акты о колдовстве», вышедшие небольшим тиражом в 1877 году.

Труд этот рассказывает о славянской истории борьбы против ведьм. К счастью, она куда менее кровожадна: все процессы против ведьм начинались по конкретной жалобе о конкретном вреде. А в Московском государстве ведьмы вообще находились под защитой закона, хоть и имели низший социальный статус, наравне с проститутками. Преследования ведьм носили скорее хаотический, случайный характер и не инициировались церковью, в противовес европейской инквизиции.

В своих «Актах о колдовстве» Антонович, со свойственной ему склонностью к детальному анализу, рассуждает о причинах мягкости судебной системы к ведьмам. По его мнению, она заключается «не столько в гуманном расположении духа судей, как в отсутствии на Украине тех демонологических представлений, которые вызвали на западе жестокое преследование волшебников. Допуская возможность волшебного таинственного влияния на бытовые, повседневные обстоятельства жизни, не видели взаимосвязи этих влияний со злым духом; демонологияне только не была развита, как стройно упорядоченная система представлений, но до конца XVIII века, насколько можно судить, совсем не существовала в народном воображении. Народный взгляд на волшебство был не демонологический, а исключительно пантеистический.

Пантеизм - религиозно-философское учение, отождествляющее Бога с природой и рассматривающее природу как воплощение Божества.Толковый словарь Ефремовой

Допуская существование в природе сил и законов, вообще неизвестных, народ считал, что многие из этих законов известны лицам, которые сумели тем или иным способом их познать. Итак, само по себе познание тайны природы не считалось за что-то греховное, противоречащее религиозному обучению...»

И тем не менее, единичные случаи все же были. Например, в 1833 году выходит нашумевшая повесть Григория Квитки-Основьяненко «Конотопская ведьма», где описывается печально известное «испытание водой»: «ведьму» связывают по рукам и ногам крест-накрест и опускают в воду. Если тонет - ее признают невиновной посмертно. Так, разумеется, и происходило... Если вред от ведьмы был хоть сколько-нибудь доказан, односельчане могли учинить ей самосуд: «...Нiкуди її по-людськи ховати; виволокли за село, зарили ниць у яму, прибили осиковим кiлком та зверху i заплiшили, щоб ще не скочила. Собацi собача смерть!» (ГригорийКвитка-Основьяненко «Конотопская ведьма»).

Впрочем, некоторые современники Антоновича считали, что не отсутствие демонологии, а ее особый характер был причиной и особого отношения к ее адептам славянской общины. Даже ведьмы и чародеи у нас были (либо считались?) иными: по крайней мере, они никогда не наделялись чертами «чернокнижников» и «сатанистов», как было в Западной Европе, где поводом для преследования могли быть любой самый пустяковый случай, слово, взгляд.

Вот и получилось, что в Западной Европе на кострах нашли свою смерть красивейшие женщины своего времени. Возможно, это и объясняет, почему славянские женщины славятся своей красотой и силой: знаменитая украинская толерантность помогла сохранить и передать дальше отличный генофонд и... тайные знания.

Читайте также: Какие пять цивилизаций сплелись в украинском народе

Вместо послесловия

Охота на ведьм унесла жизни более 100 тысяч человек - от младенцев до глубоких старух. Еще более 100 тысяч людей были изгнаны из родных мест. Эти цифры вряд ли можно считать точной статистикой, слишком смутные были времена для надлежащего хранения архивных данных.

Мы никогда не узнаем, сколько же было истинных ведьм среди сожженных и замученных и были ли они, просто потому, что до сих пор непонятно, кто такая ведьма. То ли это согбенная старуха с клюкой, насылающая ураганы и проклятья, то ли женщина со сверхспособностями, то ли просто человек со столь сильной энергетикой, которую чувствуешь и не можешь противостоять ей.

Мироздание полно тайн, и это пока останется всего лишь одной из них.

КОММЕНТАРИИ : 0