Из всех моих агрегатных состояний люблю, когда я – женщина. Но... то погода испортится, то еще какое явление природы неправильно себя поведет. И состояние естества видоизменяется. Женщины поймут. Рассмотрим варианты.

Баба как баба.

Ворчу. Ною. Хнычу. Не путать с девочкой. Та ревет. Кляузничаю. Ерничаю. Стону. Прихрамываю на обе туфли. Болею. Сильно болею. Не всегда, правда, по-настоящему. И не часто знаю, чем конкретно. Дети жестоки для меня в тот момент и любят невнятно. Родители не понимают моей обусловленной любовью жестокости. Мужчины в этом состоянии для меня не существуют как вид, как тип. Никак, короче. Будучи бабой, на улицу выхожу неприбранная, с неясным пучком на затылке.

А зачем вырисовываться? Недолго ж той весны бабе-яге осталось. В лексиконе появляются приятные бабские радости типа «мигрень», «магнитные бури», «ПМС», «все люди – сволочи» и парочка других честных слов. Еда и песни переперчены. Как и положено бабе, ко мне клеятся липкие сплетни, во мне крошатся железные планы, хрустят радикулитные колени, кривляются пузатые черти и на ресницах колется лед.

Девочка как девочка.

В чем-то они с бабой схожи. Всем известно: старый, что малый. Помада и настроение в эти дни другие. Поярче, пожирнее, повкуснее. Длина платья тоже другая, безусловно. Мужчины в этот период вновь обретают смысл своего беспричинного существования в моем поле близорукого зрения. Надо же реветь для кого-то и хотеть на ручки к кому-то. Не к маме же. Зачем ей эти психосоматические тяжести. Девочка лучше бабы. По крайней мере, ее уже интересуют танцы, музыка, мода и секс. Путешествует в облаках и рисует карандашом для глаз новые Вселенные. С ней можно посмеяться, пошутить, побаловаться. Лолитнуть набоково, если Гумберт под рукой окажется и в роль войдет. Приятно, когда на девичниках у всех синхронизируется состояние – собираются девочки. Чудесно приятно для них и чудовищно опасно для благопристойного общества. Похмелье гарантируется. Лечится небыстро и несладким. Недостатки пубертатного периода – сопли и страхи. Бороться бесполезно, только ждать, когда перерастет. Иногда проходит за пару дней. Как и настоящее детство.

Дура как дура.

Чаще всего это последствия состояния девочки. Иногда и за бабой приходится убирать и выгребать. Неосторожные па в обуви не того размера, некачественное спиртное или несвежий человеческий гарнир, ненормированная лексика не тому адресату, непроверенные в девчачьем бою подруги, нетвердые отказы на просьбы, ненужные связи, случайные и многолетние. Дура уже не ноет, как баба.

И не плачет, как детка. Дура кусает локти по самые ребра. Но смеется. Назад и слова, и дела, и час, и день, и три года все равно не вернешь. На то она и дуреха, чтобы горевать, но не слишком долго и понарошку. Пора готовиться к следующему грехопадению и локтепоеданию. Сильные стороны: ей всегда все можно и все об этом предупреждены заранее или сразу после дурьего апокалипсиса.

Женщина как женщина.

О настоящем сложнее всего. Без иронии. Без шуток. Без фальшивой гордыни. Без пафосных вензелей гласных о женской красоте, силе и мудрости. А почему нас называют слабым полом? Потому что женщины слабы физически? Думаю, не это главное. Слабые, потому что бываем детками, бабами и дурами. Но без них тоже было бы совсем скучно. Правда же?

Читайте также: Женщина и Луна

Женщина – это не про пол. Это про крышу. Про то, что на чердаке хранится. И про стены. Которые не может сдвинуть или разрушить ни одна земная сила. За это нас и любят. А не за цвет, фасон или размер. Потому что даже самому сильному представителю самого сильного пола иногда хочется прислониться к стеночке, довериться ее кирпичикам, закрыть глаза и помолчать.

КОММЕНТАРИИ : 0