Приправляя блюдо, повар стремится создать свой неповторимый вкус. Это целое искусство, ведь специи могут как испортить блюдо, так и сделать его совершенным. Так и наша жизнь может меняться в зависимости от внутренних состояний. Каким мы сварим «бульон», таким его и придется есть.

На моей кухне есть особая полка, где стоят разноцветные баночки со специями. Сладкими, терпкими, кислыми, жгучими, разными... Каждая специя – это состояние. Красный перец – гнев, сахарная пудра – нежность, куркума – радость, корица – любовь, соль – грусть, кориандр – страх, ваниль – спокойствие. С этим разнообразием состояний можно приготовить любое блюдо, чтобы накормить ребенка.

Суп дня

Что же сегодня будет на обед? Будет суп, вкус которого зависит от того, чем я его приправлю. Сегодня разгневанная мама переперчила суп. Перца слишком много. Печет. Мама злится, ребенок плачет. Такой суп сложно есть и тяжело переварить. Злости слишком много, она обжигает. Больно. И маме больно, и ребенку.

Но, понимая, что столько перца в суп добавлять опасно для жизни, мама ставит баночку со специей на полку, доливает в кастрюлю воду, сахар и куркуму. Суп становится легче, вкуснее, многограннее и печет уже по-другому. Перец все равно дает о себе знать, но не так ярко. Суп пикантный и уже пригоден для еды. Можно даже понять повара.

Гремучая смесь

Важно понимать, что это человек приправляет специями еду, а не сама еда приправляется. Хотя случаются и «стихийные бедствия», которые выбивают землю из-под ног, и все специи рассыпаются в еду вместе с баночками и даже вместе с нами.

Когда моей дочери Алисе было три месяца, она серьезно заболела. Диагноз поставили не сразу, а только через три дня – у ребенка все это время держалась температура под 40. Нас положили в больницу с воспалением почек, тогда я могла только плакать навзрыд. Врачи, уколы, лекарства, плач Алисы, моя беспомощность... Мы попали в водоворот, который уносил нас в другое измерение, – осталось только всепоглощающее чувство отчаяния и растерянности. Только позже я поняла, что тогда происходило.

готовят салат

Мы с Алисой барахтались в «бульоне», в котором растворились все специи с полки – горькие, кислые, терпкие... Есть невозможно. Тошнит. Мне предстояло научиться быть хозяйкой на своей «кухне», превратиться из «ингредиента» в повара, вынырнуть из несъедобного «бульона» и достать оттуда Алису.

Для того чтобы что-то изменить, нужно что-то иметь. Когда Алиса болела, я совсем забывала о себе – не ела и не спала, но, как ангел, охраняла ее дыхание и сон. До того момента, пока не поняла, что не могу этого больше делать – я не могу заботиться о ней, не позаботившись о себе. Моя тренировка смены состояний проводилась сначала в условиях «адской кухни», когда у меня получалось хуже всего, и я «падала в суп» вместе с пряностями и специями.

Авторская приправа

Как трансформировать существующее состояние в желаемое? Как добавлять в суп именно то, что нужно? У каждой хозяйки есть свой рецепт и секретный ингредиент. Для меня ясность в выборе и сочетании приправ зависит от ресурса, количества созидательной внутренней энергии. Чем больше у меня энергии, тем яснее я вижу «соль» блюда и подходящее к нему сочетание специй. В этом случае, даже в самый критический момент, я вдохновенно готовлю.

Постепенно, со временем и практикой, у меня стало понемногу получаться. Как только начиналось «землетрясение», в голове слышался звон двух колоколов – позаботиться о ребенке и о себе.

Самый важный вопрос во время «землетрясения»: что нужно именно сейчас, чтобы я могла продолжать заботиться, любить и поддерживать, могла остаться поваром и подобрать нужные приправы? Я нашла несколько ингредиентов для моей авторской «приправы»:

  1. Своевременная еда, сон и отдых любым способом. Одна я с этим не всегда могу справиться, поэтому нужны помощники.
  2. Поддержка, ассистент. Важно быстро организовать команду – муж, бабушки, друзья... Важно, чтобы рядом был человек, который сможет приготовить еду или напомнить о том, что пора поесть или поспать, а иногда и подменит. Главное – ощущение «я в этом не одна, мне есть на кого положиться».
  3. Движение. Короткая прогулка, десять минут йоги – что угодно, чтобы получить ощущение устойчивости, плотности, живого теплого тела.
  4. Общение с людьми (личный контакт). Важно, чтобы рядом были люди, которые поддерживают веру и сами успешно прошли через то, что сейчас происходит со мной.
  5. Время с душой. Молитва. Самое сложное и нужное время. Редко об этом вспоминаю, когда «мир рушится», но больше всего в нем нуждаюсь. Хотя бы две минуты в день или ночью для того, чтобы почувствовать: есть нечто большее, чем я, чем мы, чем все происходящее. Мне важно понимать, что все со всем связано и происходит не случайно. Даже если мне это не нравится, у происходящего есть Высший смысл.

Эти «специи» мне помогают возвращаться на поверхность «бульона» – каждый раз немного быстрее, чуть-чуть ближе к поверхности воды. Иногда я могу даже устоять и остаться поваром. Но это совершенно не значит, что я не упаду в «бульон» снова. Однако опыт поиска выхода, решений и баланса в таких ситуациях уже дает мне опору и веру в то, что я справлюсь. И эту веру я могу передать Алисе.

повар готовит еду черное белое фото

Целебный суп

Трансформации многому учат и маму, и ребенка. Они о том, что мама может быть живой и не очень, ее чувства очень разные, она может не уследить за супом, не удержаться на ногах и «упасть» в бульон... Но в то же время она может из этого состояния выходить, меняться, быть такой, какой захочет, а в нужный момент, подняться на ноги, надеть белоснежный колпак и сварить целительный диетический суп с нежным вкусом шампиньонов.

Состояние – это не спасательный круг, но оно меняет отношение к происходящему, позволяет видеть возможности и мыслить дивергентно. В некоторых случаях это крайне необходимо. Ребенок стремится делать то же, что и мама. Он понимает, что трансформация возможна. Что перец можно запить водой, заесть хлебом или конфетой, а не ждать, пока он сожжет язык. Что из «бульона» можно выбраться, поставить пряности на полочку и снова начать варить суп. Что однажды пересоленный гарнир научит правильно солить каждое блюдо.

Баланс состояний

Алисе уже три года, и она знает, как мамино состояние может успокаивать и беречь. Она помнит, как ночью, просыпаясь от страха, что в коридоре живет «волк», зовет меня. Я кладу ей руку на голову и вдыхаю в нее спокойствие, добавляю в булочку ванили, и уже не важно – есть на самом деле волк в коридоре или нет, важно ванильное спокойствие и сладкий запах состояния «все хорошо, спи, я рядом».

И когда Алиса видит, что кому-то рядом плохо, она сама начинает пользоваться «баночками со специями», которые меняют вкус блюда. Она знает, что они есть, где стоят и как ими пользоваться.

повар готовит лапшу

Вот я расстроена, сижу на кровати и плачу. Алиса играет с крокодилом. Подходит ближе и гладит меня.

– Ма, все хорошо.

– Нет. У меня не хорошо.

– Ма, посмотри на меня. Все хорошо.

Я смотрю на нее – и действительно понимаю, что все хорошо. Я это чувствую. Алисино «хорошо» передается, и мне становится легче. Как будто в мой пресный суп она талантливо добавила немного соли, розмарина и черного перца, показывая мне своим состоянием: мир многогранный, подними голову, посмотри вокруг – и суп станет вкусным и целебным!

Состояние не может спасти или вылечить, но может полностью изменить восприятие реальности мамы и ребенка. Так же и специи – они не меняют блюдо, но определяют его вкус. Я до сих пор учусь управлять своим состоянием.

Читайте также: Жизнь слишком коротка, чтобы пить невкусный кофе

Нет хороших и плохих чувств, состояний, специй... К каждому блюду – свои приправы в нужном количестве. Каждому состоянию – свое время и место. Все нужны и полезны. Все чему-то учат. Важно уметь принимать и менять их, выбирать нужные и превращать одни в другие, когда необходимо.

КОММЕНТАРИИ : 0