Я встретила ее случайно. Она сидела за соседним столиком уютного кафе и пила чай с бутербродами с красной икрой, а я только заказала свой любимый кофе с молоком. До этого мы несколько раз пересекались по работе, и я очень хорошо запомнила ее. Она из тех женщин, которые оставляют какой-то неуловимый след в душе, и даже если вы забудете, как ее зовут (или вовсе не будете знать), этот удивительный, немного таинственный образ не сотрется из вашей памяти.

Казалось, она была полностью погружена в свои мысли, и весь остальной мир в этот момент для нее не существовал. Временами она делала какие-то записи в блокноте, задумчиво погладывая в окно.

– Очень рада вас видеть! – сказала я, немного нерешительно подходя к ее столику.

– Добрый день! – улыбнулась она. – Присоединяйтесь ко мне!

Минут через пятнадцать мы уже перешли на «ты», весело болтали о своем, о женском.

Она была очень открыта, только в глазах время от времени мелькала неуловимая тень грусти.

– Может, мы чего-то покрепче выпьем? – предложила я.

– Нет, я пас, – ответила она. – Моей малышке это точно будет лишнее, – она нежно погладила свой живот и посмотрела на меня таким глубоким взглядом, что у меня на несколько секунд перехватило дыхание.

Только теперь я заметила: она беременна.

– О! – выдохнула я. – Поздравляю! Какой месяц?

– Спасибо. Уже седьмой, – ответила она тихо, – и вновь эта грусть в глазах! Но теперь уже не мимолетная ее тень, а чистый и глубокий луч.

– Ты знаешь, – сказала она через минуту, весело и грустно одновременно, – у меня очень тяжелый токсикоз в первые месяцы был. Вообще ничего есть не могла. Только вот хлеб с маслом и красной икрой.

– Это ведь замечательно! Со вкусом к красивой жизни у твоей малютки проблем не будет! – заметила я.

беременность животик

И мы рассмеялись.

– Вот я и балую ее иногда... Пока еще есть время, – проговорила она немного погодя.

– Что значит «пока»? – удивилась я.

Она посмотрела на меня вновь своим глубоким взглядом. Мне показалось, что в ту минуту она как бы определяла, можно мне доверять или нет.

– На двадцать второй неделе нам поставили диагноз, который гласит, что плод развивается с пороком, несовместимым с жизнью, – спокойно проговорила она.

– А это... точный диагноз? – это все, что я смогла сказать в ту минуту, чтобы только заполнить паузу, которая неимоверной тяжестью повисла в воздухе после ее слов.

– Да, – ответила она. – Нас направляли на аборт. Врачи говорят, никаких шансов нет, исход родов стопроцентно летальный. Я отказалась, – она говорила все так же спокойно, но теперь ее голос был наполнен какой-то необыкновенной силой и твердостью.

– Восхищаюсь тобой! – в искреннем порыве воскликнула я.

– Да чему тут восхищаться? – с удивлением спросила она. – Мне просто было очень страшно согласиться на это. И потом... Ведь она уже шевелилась внутри меня... Даже представить себе не могу, как это должно было бы происходить, – они что, просто убили бы ее с моего разрешения?

Она вновь посмотрела в окно печальными живыми глазами.

– А что за диагноз? – спросила я.

– Поликистоз, поражены все легкие. Врачи говорят, она просто не сможет дышать.

– Ты знаешь, – заговорила она спустя минуту-две, – я ведь уже и плачу очень редко. Вот только первые дни, после того как нам это сказали, не вставала с постели и рыдала...

А после того как приняла решение, успокоилась. Я знаю, что у нас с ней есть еще время побыть вместе. Ведь пока она внутри меня, ей ничего не угрожает, мы дышим вместе. Я чувствую, что ей там хорошо и уютно... Мне кажется, что она мне даже отвечает, когда я разговариваю с ней.

Заметив, что у меня по щекам катятся слезы, она протянула мне салфетку.

– Я просто не могу себе представить, как это можно пережить, – искренне сочувствуя ей, сказала я, промокая салфеткой глаза.

– Не так уж и страшно. Со стороны это, наверное, выглядит действительно немного шокирующе. Но, поверь, если принять ситуацию как неизбежную, то внутри оно как-то переживается очень даже спокойно.

У меня есть близкие люди, которые нас поддерживают. Тем более что мне с ней еще не завтра и не послезавтра нужно будет расставаться. Есть еще почти два месяца, а это порой целая жизнь. Мы с ней еще и мультфильмы смешные успеем посмотреть, и книги хорошие почитать, и в театр я ее свожу. Очень люблю театр!

детские ступни с цветочком

– Но ведь бывают же на свете чудеса! – воскликнула я. Она вновь посмотрела на меня так, будто сканировала на возможность доверить самое сокровенное, и полушепотом сказала:

– Я верю в чудеса! У меня есть один секрет... В детстве я очень долго верила, что подарки под подушку действительно кладет святой Николай, который чудом пробирается в дом, проходя сквозь запертые окна и двери.

Я ведь и родилась в один из его дней. До сих пор жду подарков «под подушку» в ночь на девятнадцатое декабря, – она улыбнулась милой смущенной улыбкой.

– Но вот однажды, – продолжила она, – когда мои друзья от души посмеялись над этой моей иллюзией, я решила проверить и специально не спала, чтоб увидеть, кто же действительно кладет подарки. Оказалось, это была мама, но и сейчас в глубине души я все же продолжаю верить, что святой Николай может исполнять заветные желания. И я молюсь с того самого дня, когда мне сказали, что моя девочка не сможет дышать.

Я прошу у него исполнения моего желания, чтобы она родилась здоровой! Но если для него это окажется чересчур сложным, то пусть хотя бы сделает так, чтобы у нас было время ее окрестить... И я искренне верю, что он меня услышит!

Она смотрела на меня взглядом, полным веры и надежды, в котором одновременно были непосредственная детская невинность и глубокая женская мудрость.

– Ой! Шевелится! – воскликнула она. – Хочешь потрогать?

Я осторожно прикоснулась к ее животу и через миг почувствовала легкий толчок изнутри. Потом – еще один, более сильный, и еще, еще... Они были все сильнее и сильнее.

«Эта девочка точно прорвется!» – подумала я тогда.

***

К концу беременности ультразвуковое обследование показало, что кисты исчезли. Девочка родилась, задышала. Но могло было быть и иначе... Сейчас ей уже четыре года. Недавнее обследование обнаружило остатки кистозных образований в нижней доле одного из легких, планируется операция. Что-то подсказывает мне, что все будет хорошо. Это маленькое чудесное создание с голубыми глазами безусловно справится, ведь чудеса в ее жизни только начинаются!

КОММЕНТАРИИ : 0